Шесть вопросов о Благовещении

В день Благовещения Пресвятой Богородицы мы поговорили со священником Виктором Колацким о том, почему Господь выбрал Марию, могла ли она отказаться и что при этом было бы с нами.

- Спаситель был обещан еще Адаму и Еве после их изгнания из рая. Почему до событий Благовещения прошло так много лет?

Бог словно выбирал народ или человека в порядке эксперимента и смотрел, что получится. В.Н.Лосский писал в своей книге «Догматическое богословие», Бог выбрал Ноя, когда с сотворения мира прошли века; после этого прошло еще много лет и Бог избрал Авраама; далее – колено Иудино; затем дом Давидов. Таким образом, выбранная Богом ветвь всё сужалась и постепенно привела к Марии. История шла, а Господь никого не неволил и не вмешивался. В итоге тысячи, а то и миллионы лет прошли от Адама, пока не появилась та, которая стала Матерью Спасителя.

- Ждали ли Мессию во времена Марии? Или Его приход стал неожиданностью?

- По предсказанию пророка Даниила, до прихода Мессии должны были пройти семьдесят седмин – 490 лет. «Семьдесят седмин» определены для народа твоего и святого города твоего, чтобы покрыто было преступление, запечатаны были грехи и заглажены беззакония, и чтобы приведена была правда вечная и запечатаны были видение и пророк и помазан был Святый святых» (Дан. IX, 24). Это время как раз подходило к концу.

С другой стороны, если бы о приближении времени точно знали учителя церкви, они активно искали бы пришедшего Мессию, прислушивались бы ко всем вестям о Нем. В Иисусе они Мессию не увидели, с их идеалом Он не совпал.

Сейчас, если у нас спросят, когда будет конец света, мы ответим, что это не наше дело. Хотя и сейчас есть пророчества, и каждые полсотни лет появляется человек, который говорит: «Наступает конец времен». И мы со времен апостола Павла, который так же говорил, ждем. Вполне возможно, что и во времена Марии были люди, которые ждали прихода Спасителя со дня на день. А другие могли говорить, что всё это ерунда.

- Что было с еврейским народом в то время, когда произошло Благовещение?

- Это было крайне позорное для иудеев время. Несколько сотен лет они были в рабстве – то в одном, то в другом. Люди, жившие в центре Римской империи, считали евреев народом третьего сорта, даже говорили, что не встречали людей гаже, чем жители Иудеи. Евреи гордились верой в единого Бога, а язычники из империи издевались над ними: запрещали пользоваться законом, судить. Иудейский царь Ирод и тот не был выходцем из еврейского народа, а был, по сути, узурпатором.

В еврейском народе было несколько течений: фарисеи – исполнители закона и патриоты; сикарии – радикалы, которые были готовы взяться за меч и идти на бунт; ессеи – пустынники, которые постепенно отходили от жертв и говорили, что главное – жить дружно и любить друг друга. Как и в любые времена, люди были разные.

Кому симпатизировала Мария, сказать сложно. Она ведь фактически была монахиней. В китайской древней книжке о характерах говорилось: «На кого похожа монахиня? На мышь – потому что все время прячется». Мария жила как монахиня, пряталась и скорее всего то, что происходило вокруг, в том числе политика, ей было малоинтересно.

- Почему Бог выбрал именно Марию? Что отличало ее от других женщин?

- Ее отличало хотя бы то, что она точно этого не ожидала. Мария была из дома Давидова, потому по праву и по обетованиям могла стать матерью Мессии. Мессия не обязан был рождаться чудесным образом, и все замужние женщины мечтали стать Его матерью. Почему радовались Иоаким и Анна, Захария и Елисавета? С них было снято «поношение бесчадства» и они надеялись тоже поучаствовать в этом великом деле, надеялись, что из них может произойти Спаситель. А Мария, по сути, избрала монашеский путь. И потому считала, что для нее участие в потенциальном пришествии Мессии закрыто.  Возможно, помимо прочего, Бог хотел немного подшутить над людьми: вы строили планы, а Я выбрал ту, которая никаких планов не имела.

- А могла ли Мария отказаться?

- Конечно. Андрей Критский, например, в «Слове на Благовещение» в стиле своего века размышляет о выборе, который делает Мария. Он описывает мысли архангела Гавриила, который в замешательстве: как поступить, как преподнести весть, чтобы Мария не отказалась? Вот он стоит и думает: «А как мне войти?». «А что, если я постучусь?».  «А зачем мне стучаться? Я же ангел и могу пройти сквозь дверь». «А что, если назвать Марию по имени? Она испугается» и т.д. Думал, думал, топтался перед дверями и в итоге вошел. Вся история вращается вокруг того, что Мария могла отказаться, и даже ангел искал к ней подход.

Мария могла сказать: «Я боюсь, я не хочу». Это как прийти к монахине и сказать: «Ты будешь матерью». Она ответит: «Нет, знаете, мне уже привычна моя жизнь. Меня в монастыре кормят, поят, у меня послушание. Можно я не буду?» По сути, это была бы большая проблема для человека, которому предлагают резко изменить свою жизнь. Святые отцы допускают, что Мария могла отказаться.

- А святые отцы размышляли о том, что было бы, если бы Мария отказалась?

- Скорее всего, Господь продолжил бы Свой поиск - как с евреями в пустыне. Они могли войти в Землю Обетованную сразу же, победить врагов, показать, что с ними Бог и стать полноправными владельцами земли по Божиему обетованию. Но они испугались и сказали: «Там люди огромного роста, с дубинками, нет, мы не сможем». И на сорок лет отправились в пустыню исправлять свое рабское сознание.

А Мария оказалась готова,  и человечеству не пришлось больше ждать.

Беседовала Светлана ПАВЛЮКЕВИЧ

Рисунок Елены ЧЕРКАСОВОЙ

Шесть вопросов о Благовещении
Раздел сайта:
Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Также вы можете добавить свой комментарий.
Article | by Dr. Radut