Жемчужина без оправы

У красивейшей церкви в Мурованке  непростая судьба: она разрушалась и во времена Речи Посполитой в 17 веке, и попадала под обстрел пушек шведского короля Карла XII, переходила к униатам и католикам, а в советское время, как водится, служила складом. Тридцать лет назад церковь была возвращена православным верующим.

На бричке со шторками

Настоятель храма о.Кирилл Кубрак разговаривал с женщиной, которая еще помнит мешки со свеклой внутри церкви. Дети забегали туда играть и прыгали по этим мешкам. В конце советского периода храм стоял с пробоинами в крыше и амбарным замком на дверях.

Капитолина Ивановна помнит первую службу после открытия храма на Крещение в 1989 году: «Иконостаса еще не было, мы повесили шторку. Люди приносили покрывальца, чтобы батюшка мог выйти из алтаря. Помню сильный холод -  стекла еще не были вставлены, окна были забиты клееночками».

Людей поначалу было немного. Это потом уже потянулись – и местные, и волонтеры из молодежи. Стали расчищать подвалы и башни, доставали оттуда ядра шведских пушек, лежавшие с незапамятных времен. Из леса возили бревна, клали крышу. Жизнь стала налаживаться. О.Анатолий Неробов, в те времена – настоятель Мурованки, из летописей в Вильнюсе узнал про участок земли, что положен церкви, и добился, чтобы его вернули. Потом приходу подарили лошадь.

«А к лошади колесный завод сделал нам бричку, - вспоминает Капитолина Ивановна. – Мы оббили ее фанерой, чтобы зимой теплее ездить было, повесили шторки. Старались, в общем, как могли».

Ездили на этой бричке за десять километров – за певчими. Своих у храма еще не было. А тут узнали, что рядом, в д.Лебеда Лидского района, есть храм св.Николая. И на этом приходе были женщины, много лет певшие на клиросе. Эти женщины согласились поучить людей в Мурованке.

«Хозяин мой ездил за ними, - говорит Капитолина Ивановна. – В 7 часов вставал и ехал. Пока доберутся зимой – замерзнут. Храм же наш тогда не топился. Принесет нам о.Анатолий на клирос горячего настоя с лимоном. Стоим – дыхание от холода перебивает. Придешь потом домой – руки в духовку сунешь греть».

Местные певчие быстро освоили пение, хотя литературы не было никакой. Всё переписывали от руки, заводили общие тетради для тропарей и других песнопений. О.Анатолий, по словам Капитолины Ивановны, обладал хорошим слухом и не мог выносить, когда на клиросе фальшивили. Поднимался и исправлял. Кто знает, может и это помогало хору участвовать впоследствии в «Коложском благовесте» и получать награды.

«Раньше мы пели спокойненько, неспешно, - говорит Капитолина Ивановна. – Я и сейчас, если людей мало на клиросе, поднимаюсь и помогаю».

10 лет в любимых стенах

Когда настоятелем церкви стал уже о.Святослав Евтушик, он попросил Капитолину Ивановну посоветовать, кого взять экскурсоводом – в Мурованке гостей встречать. Она подумала-подумала и указала на Елену Александровну Рудинскую. А что, она и с образованием хорошим, английский знает, и живёт неподалёку.

И с этого времени на десять лет жизнь Елены Александровны тесно переплелась с древней церковью. Она встретила здесь тысячи гостей – из России, Польши, Литвы, Франции. Очень любила Елена Александровна детские экскурсии. Имея за плечами педагогический опыт, обращалась к детям с маленькой проповедью. Были среди гостей и историки, архитекторы, священники. И от всех по крупицам она собирала уточнения к той информации по храму, которая уже была.

«Однажды вечером я, уже уставшая, собиралась мыть пол в притворе. И тут приехал такой простенький с виду человек и говорит: «Разрешите мне хоть 15 минут здесь побыть». А в храме уже темновато, свет вечерний только через окна проникает. Я говорю: «Ну ладно, 15 минут уделю, но прежде всего принесите мне воды, пожалуйста, нужно вымыть пол». Так и сказала, нехотя: «Ну ладно». А потом слово за слово, мы разговорились. Уже и стемнело, и не 15, а 45 минут прошло. Так нам было интересно! И я спросила у моего собеседника, откуда он. Оказалось, из Академии наук – то ли профессор, то ли доцент. И я такого человека в колодец за водой послала!» – смеётся Елена Александровна.

 

С теплотой и благодарностью вспоминает она время, которое провела, работая экскурсоводом в этой церкви: «У меня было самое любимое время, когда заходило солнышко. Так красиво проникал через эти окна вечерний свет. Я жду экскурсию, сяду и думаю: «Боже мой, я бы не уходила».

Царская лилия в храме Царицы

Спрашиваю у Елены Александровны, что из длинной истории Мурованки её саму больше всего поражает. «То, как помещик Казимир Костровицкий страшно обошелся со священником Петром Афанасевичем», - первым делом вспоминает она.

А история эта по-настоящему трагическая. В бытность пана Костровицкого прошел слух, что его друг, священник Петр Афанасевич вскрыл могилу основателя церкви Шимко Мацкевича и забрал оттуда сокровища и записки с указанием мест, где они в церкви еще спрятаны. Костровицкий пытал семью священника, самого о.Петра посадил на цепь, в бешенстве стал разбирать крышу храма, но так ничего и не нашел. А священник, не выдержав пыток, умер…

А еще Елена Александровна указала на список чудотворной Волчинковской иконы Богородицы. Все мы знаем историю Казанской, Владимирской, Донской икон, а как же наши, белорусские? Этот образ найден был, по указанию во сне больной женщине, в амбаре помещика, продавшего часовню в Волчинках.. Больная исцелилась, а икону торжественно отнесли  в храм и с тех пор почитали чудотворной. В начале 20 века икона пропала, а та, что находится сейчас в мурованковской церкви, написана с фотографии оригинала 1907 года. Этот список уже прославился чудесами.

Продолжая разговор о Богородице, Елена Александровна указывает на образцы удивительного кирпича под стеклом: «Кирпичом такой формы выложены своды нашего храма. У него особое название – королевская или царская лилия. Это символ чистоты и непорочности. И престол нашего храма освящён в честь Рождества Пресвятой Богородицы – самой чистой, непорочной и безгрешной. Это так символично! Наши предки были в тысячу раз умнее нас и внимательнее».

 

Раньше храм не был оштукатурен, и была видна удивительная кирпичная кладка. Но даже покрашенные потолки поражают своим удивительным цветочным узором. Смотрим на них, запрокинув головы, а Елена Александровна вздыхает:

- Я всегда говорю своим экскурсантам: Мурованка - это жемчужина нашей Беларуси. Но, к сожалению, жемчужина без оправы. Так хочется, чтобы всё здесь сияло, хочется выбелить эти чудесные своды, облагородить территорию. У меня всегда болела душа. Смотрю по телевизору: такие храмы красивые, ухоженные. У меня слезы: Господи, как сделать, чтобы и в нашем храме было чисто, светло, чтоб экскурсанты приезжали и смотрели с восторгом…

Я и так смотрю на всё с восторгом, поднимаясь по крутой лестнице в башню. Даже голову о притолоку ударила и подтверждаю: кирпич-пальчатка, из которого построена церковь, действительно очень-очень твердый.

Наверху крепчает ветер, воркуют голуби. Из окна башни видно далеко-далеко. И хочется, чтобы из всех этих далей к жемчужинке нашей земли приезжали люди – узнать свою историю, помолиться перед чудотворной иконой, просто посидеть на лавочке, как Елена Александровна, наслаждаясь тишиной и Присутствием. И вместо пушечных залпов пусть здесь всегда перешептываются экскурсии, а вместо мешков со свеклой будут Хлеб и Вино.

Светлана ПАВЛЮКЕВИЧ

Фотографии: 
Жемчужина без оправы
Жемчужина без оправы
Жемчужина без оправы
Жемчужина без оправы
Жемчужина без оправы
Жемчужина без оправы
Жемчужина без оправы
Жемчужина без оправы
Жемчужина без оправы
Жемчужина без оправы
Жемчужина без оправы
Жемчужина без оправы
Жемчужина без оправы
Жемчужина без оправы
Жемчужина без оправы
Жемчужина без оправы
Жемчужина без оправы
Разделы сайта:

Главное меню

Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Также вы можете добавить свой комментарий.
Article | by Dr. Radut