Храм Покрова Пресвятой Богородицы аг.Олекшицы

Фотографии: 
Храм Покрова Пресвятой Богородицы аг.Олекшицы (1871)
Храм Покрова Пресвятой Богородицы аг.Олекшицы (1871)
Храм Покрова Пресвятой Богородицы аг.Олекшицы (1871)
Храм Покрова Пресвятой Богородицы аг.Олекшицы (1871)
Храм Покрова Пресвятой Богородицы аг.Олекшицы (1871)
Населенный пункт:
Дата возведения: 
1871г.
Адрес: 
231784. Гродненская область, Берестовицкий р-н, аг. Олекшицы, ул.Центральная, 22
Телефон: 
+375 1511 43185
Расписание богослужений: 

Богослужения совершаются в субботние, воскресные и праздничные дни.

Всенощное бдение – 18.00

Божественная Литургия – 9.30

Начало исповеди за полчаса до начала Божественной Литургии.

Таинство Крещения совершается после собеседования восприемников (крестных родителей) или крещаемого со священнослужителем. Собеседования проходят в 2 этапа в храме:

СБ - 13:00 ВС - 12:00

Таинство Венчания совершается после собеседования со священнослужителем. Собеседования проходят в 2 этапа в храме:

ПТ - 17:00 ВС - 13:00

Таинство Венчания не совершается накануне постных дней и во время действующих постов

 

История: 

Откуда бы ни летела птица – из-под облаков или с земли, из-за туч или от звезд, откуда бы ни ехал или ни шел путник – из Волковыска или из Большой Берестовицы, из Гродно или из Белостока, из Скиделя или из Крынок, – отовсюду заметно величественное здание Олекшицкой церкви Покрова Пресвятой Богородицы. На пересечении дорог на небольшой возвышенности стоит среди высоких лип под голубым небом белый храм. За свою почти полуторавековую историю многое пережили его стены. Но храм Божий всегда оставался духовной крепостью, прибежищем и спасением для людей. И люди, в свою очередь, отплатили ему тем же. После многолетнего запустения благодаря своим верным прихожанам в начале 90-х годов прошлого столетия храм в деревне Олекшицы обрел новую жизнь, возродилась духовная искорка, и событие это не угаснет в памяти и сердцах потомков.

Когда-то в селении Олекшицы Малоберестовицкой волости Гродненского уезда Гродненской губернии стояла деревянная церквушка в честь Преображения Господня. По некоторым данным располагалась она за деревней, по другим – недалеко от помещичьей усадьбы. Обветшал за долгие годы службы сельский храм. Специально для выявления подобных случаев при губернском правлении был создан комитет по сооружению православных церквей в Гродненской губернии. 22 мая 1864 года на заседании этого комитета было решено не только создать подобные комитеты в каждом уезде и провести в течение года обследование православных храмов, но и разработать проекты по их ремонту или полному переустройству.

28 сентября 1864 года дошла очередь и до вышеупомянутой церкви в честь Преображения Господня. Губернская комиссия в составе председателя уездного комитета генерал-майора Просолова, протоиерея Гродненского собора Антония Шаметило и губернского архитектора И. Михаэлиса обследовала сельскую церковь с приходскими строениями и постановила:

«… Деревянная церковь совершенно ветхая, находится в поле в 1,5 верстах за селением и в 2-ух верстах[1] от почтового тракта… Иконостас оказался ветхий, простой работы… старинной формы, почему и следует сделать новый… Прихожан считается мужского пола 555 и женского 578, а всего 1133 душ… По освидетельствовании приходских строений, где проживает священник и церковный причт, оказалось: в доме священника надо нижние ветхие венцы заменить новыми и полы сделать новые. В доме для дьячка, просфирни нижние венцы ветхие также заменить новыми; полы, трое дверей, четыре окна новые сделать. Для пономаря новый дом построить, для дьячка новые скотный и хлебный сараи и усадьбу отгородить…»

Без внимания не оставили и интересы прихожан — новую церковь решено было построить каменной и в непосредственной близости к деревне Олекшицы «при самом почтовом тракте на виду проезжающих близ почтовой станции». Сами прихожане обещали принимать активное участие в доставке строительных материалов (камня, песка, воды), выделять на строительство необходимое количество рабочих и подвод.

Разработку проекта и подготовку сметы нового храма поручили архитектору И. Михаэлису. Не забыли и про ремонт дома для священника, строительство жилых и хозяйственных построек для остальных служителей церкви. По предварительным оценкам, только на храм требовалось 17 519 штук кирпича, а «на покрытие шпиля, главы и 4 крестов 143 квадратные сажени листового железа[2]».

Уже, казалось бы, решенный вопрос о месте постройки был вновь поднят в начале следующего 1865 года. 20 января Олекшицы еще раз посетила комиссия во главе с архитектором для выбора конкретного места под строительство новой церкви: «Место избрано в самом углу, где соединились дороги из Волковыска на Гродно и на местечко Великая Берестовица. Требуется земли под церковь и погост 30 саженей направления к востоку и шириною 20 саженей[3]. Этот участок состоит частью из помещичьей, частью из крестьянской земли». Из-за большого количества снега выяснить, кому именно принадлежит эта территория, не удалось. К тому же план участка было решено согласовывать с гродненским губернатором и епископом Брестским Игнатием (Желязовским). В то же время местные жители выступили с новым предложением о будущем расположении храма. 27 января 1865 года на имя гродненского губернатора поступило следующее прошение от членов церковного совета Олекшицкой церкви Якова Кожуховского, Ивана Радевича и Николая Боровского: «...там, где лет восемьдесят, а может, и больше тому существовала древняя православная церковь... Но время стерло на земле ее след... а только предание еще живет в народе... Местность, которую указывают люди, самая великолепная... Это для наших прихожан будет бесценная память и утешение, что столько лет почти забытая старина... как бы в награду достанется им, которую они и их дети сумеют оценить...»

Место, о котором говорилось в документе, сегодня доподлинно нам не известно. Но само прошение в том далеком 1865 году не было оставлено без внимания. В срочном порядке был собран Гродненский уездный комитет по сооружению православных церквей. В своем выступлении губернский архитектор И. Михаэлис отмечал следующие моменты. Во-первых, участок, который предлагали для храма члены церковного совета, представлял собой болотистую местность. В связи с этим работы по укреплению грунта под фундамент каменной церкви потребуют дополнительных расходов. Осенью и весной из-за распутицы прихожанам будет трудно добираться до храма. Во-вторых, здание церкви будут загораживать строение господской усадьбы и близрастущие деревья. А при строительстве церквей, особенно, за казенный счет, рекомендовано ставить их на видном месте. В результате комитет окончательно утвердил первоначальный вариант. А вскоре разрешился вопрос и с принадлежностью этого земельного участка. 10 марта все сомнения развеял уездный исправник, сообщивший, что «часть земли, избранной под постройку Олекшицкой православной церкви, принадлежит помещику Завистовскому, и он отдает ее под церковь без вознаграждения...». К рапорту была приложена собственноручная расписка помещика Игнатия Завистовского: «Имею честь уведомить, что сколько потребуется земли под постройку Олекшицкой церкви в имении Игнатия Завистовского, столько жертвую без всякой претензии и вознаграждения.

И. Завистовский».

Еще раньше, 2 марта, епископ Брестский Игнатий известил Губернский комитет по сооружению православных церквей, что он «вполне согласен на избранное место… как приличное для постройки православного храма». А 15 марта из комитета было получено долгожданное распоряжение: «Приступить к постройке Олекшицкой каменной церкви... на избранном месте».

Спор о выборе места для храма нисколько не тормозил процесса подготовки к самому строительству. Надо оговориться, что при том уровне строительной техники (да что там строительной – из Олекшиц до Гродно на казенной почтовой телеге приходилось ехать полдня, а если на крестьянской колымаге – так и целый день) возводить такие большие каменные сооружения было очень непросто. Вся работа по заготовке и доставке материалов, поиску специалистов, контролю за выполнением работ – словом, вся организационная работа по материальному обеспечению и своевременному финансированию - ложилась на церковный совет и в первую очередь на священника. От их хватки, сообразительности, настойчивости, наконец, умения налаживать отношения зависело многое.

Отметим, что члены церковного совета Олекшицкой церкви, по всей видимости, отвечали всем вышеперечисленным требованиям. Особенно повезло олекшицким прихожанам со священником. Более 40 лет сельскую церковь возглавлял Антоний Ковалевский – человек мудрый и настойчивый.

Еще 29 января делегация церковного совета в составе Ивана Семеновича Радевича, Ивана Федоровича Улейчика и священника Антония Ковалевского обратилась к генерал-майору Просолову с просьбой выделить средства на закупку и подвоз строительных материалов. Уже на следующий день часть требуемой суммы была отдана отцу Антонию вместе с тетрадью приходов и расходов, которую он должен был вести. 17 февраля 1865 года Просолов дал распоряжение гродненскому исправнику подключиться к поиску лесоматериалов для строительства Олекшицкой церкви, с которыми на Берестовиччине всегда была проблема. Леса тогда были частично собственностью помещиков, частично – государства. Выручил все тот же помещик Игнатий Завистовский, который по приемлемой цене согласился отпустить 100 деревьев из своего небольшого леса.

2 марта 1865 года в Олекшицах состоялось целых два значимых события. Во-первых, как уже упоминалось выше, епископ Игнатий одобрил выбранный под строительство храма участок. Во-вторых, в торжественной обстановке в здании старого Преображенского храма члены церковного совета поклялись над Святым Евангелием в своих чистых намерениях при возведении новой церкви. «Я, нижеподписанный, обещаю и клянусь Всемогущим Богом, пред Святым Его Евангелием в том, что я ... по чистой моей совести и чести, без пристрастия и собственной корысти тщательно буду стараться и усердствовать ко благу церкви... Если я иначе поступлю, как нерадеющий о благе Церкви и общественности, в коем мое собственное заключается, пусть подвергнут меня нареканию собратия мои, и в будущем отвечу пред Богом и Страшным Судом Его...» – было написано в документе. Кто был инициатором этой присяги – сам священник Антоний Ковалевский, или члены церковного совета, или прихожане, наверное, останется для нас тайной. Очевидно лишь одно – инициатива исходила не сверху, поскольку подобные клятвы не практиковались при строительстве других церквей. И то, что именно в Олекшицах была произведена публичная присяга, говорит о высоком уровне ответственности и порядочности членов церковного совета. Ведь клятва на Евангелии в моральном и психологическом плане очень значима, и сомневаться в честности тех, кто ее давал, уже никому не приходилось.

23 апреля 1865 года в Олекшицах на месте будущей церкви при большом стечении прихожан состоялось праздничное богослужение, посвященное заложению фундамента. На службе присутствовали священники соседних приходов и благочинный Лашанского благочиния Ануфрий Шаметило.

За радостными праздничными днями последовали трудовые будни, сопряженные, как водится, с различными проблемами. То недосчитались сосны, купленной у помещика Игнатия Завистовского, то дров на выжигание извести не хватило. Вот уже и прихожане на собственные средства купили 50 бочек извести на завершение фундамента, а рабочей силы нет – забрали местные власти мужиков с лошадьми и волами для других дел. А тут еще налог на землю с прихода стали требовать.

Но уже 30 июня архитектор И. Михаэлис с благочинным Ануфрием Шаметило побывали в Олекшицах и отметили, что «фундамент под всю церковь и ее цоколь окончены, имеется заготовленного материала: кирпича 20 000, извести – 4 кубических сажени[4] и лесного материала в третьей части противу сметного исчисления и всего произведено и заготовлено на 1500 рублей». Существует предание, что еще на стадии возведения фундамента, был перепутан план-чертеж. По чьей вине это случилось неизвестно, но в Олекшицах церковь была заложена более высокой и просторной, чем в других селениях подобного масштаба.

Работы по возведению стен и кровли необходимо было завершить до начала осенних дождей. Для этого, в том числе и для закупки лесоматериалов, требовалась существенная финансовая поддержка. Церковный актив снова обратился с просьбой в уездный комитет по сооружению православных церквей. Благодаря настойчивости членов церковного совета и отца Антония дело сдвинулось с мертвой точки. На Клышевском казенном участке Соколковского уезда комитет выделил лес на дрова для обжигания извести. А вот строевой лес для Олекшицкой церкви отпущен не был: его планировали выделить на строительство Голынковского, Малоберестовицкого, Олекшицкого и Крынковского народных училищ, а также жилых и хозяйственных построек для трех приходов. Помощь олекшицким прихожанам планом, увы, предусмотрена не была. Но, как говорят в народе, мир не без добрых людей. Помещик Эйсмонт пожертвовал бескорыстно на строительство церкви 200 стволов строительного леса.

Но возникло новое осложнение: олекшицкий приход был немноголюдным, прихожане были не в состоянии вывезти лес своими силами. 28 января 1866 года Антоний Ковалевский обратился в уездный комитет по сооружению православных церквей с просьбой. Он писал: «На вывозку только лесного материала, который нужно вывезти в феврале, требуется вдвое больше подвод, чем численность дворов в приходе: не считая камня, извести и дерева для выжигания извести. Посему прошу, чтобы в сооружении Олекшицкой церкви приняли участие волостные управления, к которым принадлежат прихожане сей церкви…»

Помощь была оказана, и уже весной 8 каменщиков и 12 чернорабочих смогли приступить к возведению стен церкви.

15 августа на приходском собрании в Олекшицах было решено как и прежде жертвовать на строительство церкви с каждого двора по 1 рублю серебром и «просить уездный комитет по сооружению церквей на выдачу остальной суммы для продолжения постройки церкви, так как мы в настоящем году больше означенного пожертвования принять на себя не можем…»

В сентябре 1866 года возведение стен было практически завершено, но требовалось еще соорудить кровлю. А на это опять нужны были деньги. Из положенных на строительство церкви 5000 рублей выделили только 3000. Прошения священника и церковного совета помогали мало. Тогда автор проекта, губернский архитектор И. Михаэлис, отправил на имя уездного комитета по сооружению православных церквей свое заключение, в котором отмечал: «Олекшицкая церковь находится ныне в таком положении, что для защищения стен от порчи нужно на оной сделать кровельную связь и покрыть железом. Поэтому полагаю: дабы предложить церковному совету как можно скорее сделать на церкви кровельную связь за отпущенные уже деньги и отпустить оному остальные деньги на листовое железо, на которое потребно будет 864 рубля…».

Средства на возведение церкви добывались и другими способами. В 1867 году кто-то из старожилов вспомнил, что лет 45 назад, когда владелицей Олекшицкой усадьбы была графиня Виктория Юндил, с окрестных земель свозились камни для строительства новой церкви. Но позднее планы изменились, старая деревянная церковь была отремонтирована, а камни так и остались лежать неиспользованными. Вскоре усадьбу Виктории Юндил приобрел Игнатий Завистовский. Новый хозяин быстро нашел применение строительному материалу. Сейчас же церковный совет и прихожане решили получить с помещика Завистовского стоимость использованных им камней. С этой целью на имя гродненского губернатора было направлено следующее прошение: «В тогдашнее время никто из живущих не осмелился сказать слова против помещика, потому что были его крепостными… Теперь же крестьяне деревень Алексич и Жукевич совместно с церковным советом возложили на меня обязанность просить Ваше Высокопревосходительство, дабы благоволено было взыскать с помещика Игнатия Завистовского законную сумму за сто кубов камня в пользу новостроящейся в Алексичском приходе церкви…».

Губернатор посочувствовал просившим и распорядился создать комиссию для расследования этого дела. Чем закончилась тяжба, неизвестно, но вполне возможно, что прихожане добились своего.

Строительство шло без перерыва, и в ноябре 1871 года возведение нового Олекшицкого православного храма было завершено. 17 ноября церковь освятили в честь Покрова Пресвятой Богородицы. В состав прихода вошло население деревень Олекшицы, Ярмоличи, Пыховчицы, Подбогоники, Новоселки, Кубельники, Князевичи.

Следует отметить, что наряду со стараниями священника Антония Ковалевского большой вклад в организацию работ по строительству храма внесли прихожане и члены церковного совета Николай Боровский, Иван Довгель, Яков Кожуховский, Адам Левончук, Григорий Масловский, Семен Никитин, Иван Радевич, Иван Улейчик. Их потомки по праву могут гордиться трудом своих предков.

Земельный участок площадью 0,40 гектара, на котором расположена церковь, обнесен каменной оградой. Храм построен из бутового камня, отделан кирпичом. Изначально церковь была покрыта жестью, имела деревянные полы из пятисантиметровых досок.

Алтарная часть имеет в длину 4,6 метра, в ширину – 8,6 метра, освещается через два окна. От основного пространства церкви ее отделяет стена-перегородка с проемами для Царских, южных и северных врат. Раньше церковь украшал двухъярусный иконостас.

Основное пространство храма имеет в длину 11,6 метра, в ширину – 12,5 метра. В боковых стенах на высоте 1,3 метра прорублено по два высоких окна. Потолок дощатый.

Третья часть поменьше. Ее длина составляет 8,7 метра, ширина – 9 метров. По бокам имеются окна. Каменной стеной она отделена от притвора. К паперти и большим двустворчатым дверям ведет лестница из четырех ступенек.

Олекшицкая Свято-Покровская церковь славилась своим великолепием и красотой среди сельских храмов. В свое время многое для обустройства церкви сделал граф Аркадий Евграфович Курлов. Родился он 7 декабря 1865 года – как раз в год начала строительства церкви, жил в Олекшицах. Граф был богатым, но бездетным человеком. Он вложил свой капитал и душу в оформление и обустройство церкви. Заказал двухъярусный иконостас, приобрел дорогостоящую церковную утварь: подсвечники, паникадила, плащаницу и многое другое. Благодаря ему стены церкви были расписаны орнаментами и сюжетами из библейской истории и житий святых, талантливому мастеру были заказаны иконы. При его финансовой поддержке началось строительство средней школы в местечке Крынки (теперь это территория Польши). Аркадий Евграфович умер 9 октября 1936 года. На похоронах благодарные прихожане и школьники провожали тело щедрого графа до самого места захоронения возле Олекшицкой церкви.

На церковной территории кроме могил графа А. Е. Курлова, священников Антония Ковалевского и Николая Пигульского расположены еще две могилы. В одной покоится дочь священника Васильева, отроковица Ольга, которая скончалась 14 мая 1926 года в возрасте 14 лет. В другой – экономка графа Курлова Марфа Ивановна Левкович, прожившая 66 лет. К сожалению, в советское время памятник на ее могиле был изуродован.

Следом за протоиереем Антонием Ковалевским до Первой мировой войны в церкви служил священник по фамилии Жеромский. Его имя и отчество не сохранились, но он оставил хорошую память у прихожан. После войны священником в Олекшицах был Николай Александрович Пигульский. Он умер 17 февраля 1922 года, на 56-м году жизни и был похоронен возле церкви.

В 1921–1939 годах в соответствии с Рижским договором часть Белорусских земель принадлежала Польше. В документах того времени адрес деревни Олекшицы обозначался как «Малоберестовицкая гмина Гродненского повета Белостоцкого воеводства».

С 1922 по 1926 год в Олекшицкой церкви священником был Васильев, а с 1927 по 1930 год – протоиерей Зинкевич. Их имена также не сохранились.

В 1931 году в церкви начал службу молодой священник, украинец Владимир Белецкий, быстро обретший любовь и уважение прихожан. Через четыре года он уехал к себе на родину в город Ровно, а оттуда переехал в Америку, где дослужился до высокого церковного сана. На смену Белецкому приехал другой молодой священник, Владимир Беляев. Он также прослужил всего несколько лет и уехал. Позже он стал епископом Виленским. Его сменил священник по фамилии Туровский, прослуживший в Олекшицах совсем немного.

Незадолго до начала Второй мировой войны в Свято-Покровскую церковь прибыл протоиерей Иоаким Лещинский. Во время Первой мировой войны он был полковым священником в Русской царской армии. В 1915 году отец Иоаким в полутора верстах от боя совершал молебен о даровании победы. В это время «снаряд ударил в крыло паперти и, отхлынув чудом Божиим, сразу в углу в пяти шагах разорвался. Сила взрыва была очень велика, ибо угол большого храма был оторван силой взрыва». Батюшка не прерывал службу. Среди трехсот человек молящихся не было ни убитых, ни раненых, только один человек оказался контужен. Пребывание отца Иоакима в Олекшицах пришлось на страшное время фашистской оккупации. Не противодействуя в открытую немецким властям, отец Иоаким Лещинский для спасания местных жителей неоднократно ходатайствовал за них перед оккупантами, свидетельствуя о том, что задержанные являются православными христианами. Зачастую это помогало. После освобождения Белоруссии советская власть припомнила батюшке «сотрудничество» с фашистами. 5 мая 1945 года отца Иоакима «за проведение активной антисоветской и предательской деятельности в пользу немцев» приговорили к 25 годам тюремного заключения, из которого батюшка уже не вернулся. До сих пор его имя не реабилитировано.

Известно, что с 1956 года в Олекшицкой церкви служил отец Михаил Гапоник. Родился он в 1899 году в деревне Лабно около Сапоцкино (Гродненский уезд) в семье волостного писаря, учился в Варшавском православном духовном училище, которое закончил в 1915 году. Во время Первой мировой войны семья переехала в Калугу, где Михаил некоторое время ходил на богословские курсы при Калужской духовной семинарии. В 1921 году, после возвращения на родину, Михаил Гапоник был направлен в Олекшицкую церковь псаломщиком. В 1928 году его рукоположили в сан священника. С этого времени началось его пастырьское служение в Скиделе, Кузьмичах, Гудевичах, а с 1956 года – в Олекшицах. Жесткая антицерковная политика, которая проводилась в СССР в 1950-е годы, вызывала искреннее возмущение у отца Михаила. Он видел в этом притеснение свободы вероисповидания, обещанной еще Сталинской конституцией, но повсеместно ущемлявшейся.

В апреле 1959 года Михаил Гапоник написал анонимное письмо на имя первого секретаря ЦК КПСС, председателя совета министров СССР Н. С. Хрущева, в котором пытался убедить партийное руководство, что религия несет в души людей извечные моральные ценности: добро, честность, человечность. Зачем закрывать храмы насильно? Если некому будет ходить – они сами закроются. А еще отец Михаил в письме резко критиковал определение Карла Маркса, что «религия – опиум для народа». Священник доказывал, что эта цитата вырвана из контекста, что Карл Маркс имел ввиду не то, что вкладывают в эти слова советские идеологи.

Вполне возможно, да и скорее всего письмо так и не дошло до Н. С. Хрущева. Но в руки известных органов оно попало. И хотя послание не было подписано, уже через несколько дней работники государственной безопасности установили его автора. Отец Михаил оказался слабым конспиратором, во время обыска в квартире батюшки нашли черновик письма и личный дневник, в который священник на протяжении многих лет записывал свои мысли о жизни, о религии, о преследовании священнослужителей и верующих. Несколько страниц дневника были посвящены тому возмущению, которое вызывало в душах верующих и у него лично уничтожение Храма Христа Спасителя в Москве – памятника русской воинской славы, построенного в честь победы над Наполеоном. Прошелся батюшка 5 марта 1953 года – в день смерти И. В. Сталина – и по «отцу всех народов». Досталось и Н. С. Хрущеву и за гонения на Церковь, и за колхозы, и за кукурузу. Еще у отца Михаила нашли брошюры, которые издавались в Вильнюсе, Варшаве в 1925–1939 годах, «Марксизм и религия», «Атеизм и гибель культуры», книги Герберта Уэллса, белогвардейского генерала П. Н. Краснова, а также газеты «Русский колокол» и «Русский голос» и другие не приветствовавшиеся в Советском Союзе издания.

На первых же допросах батюшка Михаил признал, что письмо в адрес Н. С. Хрущева он написал «в силу своих религиозных убеждений, воспитания и жизненных обстоятельств». «В этом письме – объяснял он суду, - указывал я на то обстоятельство, что храмы закрываются и переделываются для других целей, указывал на беспорядки в колхозах, недочеты в школьном воспитании, в вопросах искусства… Высказывал недоумение, почему запрещаются крестные ходы, освящение воды в реках и колодцах, освящение пасхи по деревням…».

Проведенным следствием по делу священника Михаила Гапоника его вина «в изготовлении и направлении в адрес Председателя Совета Министров СССР письма, в котором он возводил злобную клевету на советскую действительность, советский государственный и общественный строй, политику коммунистической партии и советского правительства» была «полностью доказана», и дело было передано в суд. 28 августа 1959 года отец Михаил был осужден на два года лишения свободы. Не помогли многочисленные коллективные поручительства прихожан (Олекшицы – 72 человека, Подбогоники – 45, Ярмоличи – 65, Пыховчицы – 45, Жукевичи – 40, Кубельники – 40), а также ходатайство жителей деревень Гудевичи, Кузьмичи, Острово и людей, спасенных им от вывоза в Германию во время войны. Отбыв в лагерях Мордовии 1 год и 6 месяцев 28 декабря 1960 года отец Михаил Гапоник был досрочно освобожден решением Верховного Суда Мордовской АССР в связи с тем, что он «своим трудом и примерным поведением доказал свое исправление». Последние годы жизни отца Михаила прошли в Гудевичах. До конца своих дней он навещал местную церковь, искренне и долго молился там. И, наверное, не столько за себя, сколько за нас, грешных…

После отца Михаила в Свято-Покровской церкви служил отец Константин Клесов, а в начале 1960-х годов, перед самым ее закрытием, священником был отец Николай Дубяго.

Большая, красивая, находящаяся на видном месте церковь Покрова Пресвятой Богородицы не могла остаться незамеченной. Тем более что в 1960-х годах по стране прокатилась новая волна борьбы с религией. И даже когда преследование верующих почти прекратилось, число приходов продолжало неуклонно сокращаться.

При активном участии местных атеистов было получено разрешение на закрытие Олекшицкой церкви. В 1963 году представители местной власти забрали ключи у старосты храма Петра Авдейчика. Когда они входили в храм, некоторые прихожанки пытались помешать им, но те силой растолкали женщин. По воспоминаниям жителей, одна из них, Фекла Белють, упав со ступенек, даже разбила голову. Тогда же подогнали колхозные грузовые машины и начали грузить на них церковное имущество. Вначале изъятые вещи повезли в Массолянскую церковь, но отец Иоанн Мисюкевич отказался их принять. Тогда машины отправились к Малоберестовицкой церкви, настоятель которой, отец Иоанн Петельский, принял по описи четыре грузовика «икон, инвентаря и оборудования». Не вывезенная часть имущества была сломана, иконы разбиты, отправлены в урочище Лаги и там сожжены. Некоторые «активисты» пытались мотыгами соскрести росписи со стен. Ночью приехал трактор, и неизвестный тракторист при помощи тросов и веревок сломал кресты на куполах.

Первоначально в церкви планировали создать зернохранилище, но кладовщик Виктор Иванович Довгель отказался работать в стенах храма, а на замену ему никого найти не смогли. Тогда было решено устроить в храме склад от сельпо. Дирекция магазина использовала под склад только церковный притвор. За время нахождения склада в церкви были украдены с колокольни три колокола, один весом 8 пудов[5], другой – 3,5 пуда, третий – 2,5 пуда. Виновных не нашли, так как заведующие складом часто менялись, и никто за церковным имуществом и самим зданием не смотрел. Крыша рассыпалась и протекла, а позже – провалилась. Стены стали разваливаться. Наверху на стенах выросли березки.

К 1970-м годам за Олекшицской церковью появился большой новый колхозный поселок с просторными домами, только здание разрушающегося храма портило вид, как пятно на хорошем костюме. Правление колхоза решило отремонтировать здание и сделать в нем «Дом обрядов и семейных торжеств». Для этой цели правление колхоза выделило 190 000 рублей и заключило договор на строительство с минским кооперативом «Спадчына». Начались восстановительные работы. Было очищено здание, отремонтированы стены и частично крыша. Но в кооперативе что-то не заладилось, и в конце концов он распался. Пришлось колхозной администрации искать других мастеров, которые продолжили бы работу. Таким образом, строительство двигалось крайне медленно.

Признаки оживления деятельности Православной Церкви в СССР наметились только во второй половине 1980-х годов, во времена так называемой перестройки. Началось возвращение храмов верующим. Жители Олекшиц тоже решили обратиться в Москву с просьбой разрешить им восстановить Свято-Покровскую церковь. В этом деле особенно активно участвовали женщины во главе с Надеждой Григорьевной Севко, а также ярмоличские прихожане.

Ответ пришел весной 1990 года, привез его заместитель председателя райисполкома Алексей Васильевич Лущик – деревне возвращался храм. Тогда же был создан церковный совет, старостой которого избрали Сергея Сильвестровича Журневича, заместителем – Леонтия Михайловича Солоневича, а председателем ревизионной комиссии – Леонида Романовича Соловья.

Председатель колхоза имени Ленина Владимир Игнатьевич Лебецкий беспрекословно согласился с решением столичных властей и вернул прихожанам храм, пообещав, что мастера и дальше продолжат восстановительные работы, а оплачивать расходы будет колхоз из своих средств. Тем не менее этих средств было недостаточно, и церковный совет начал сбор пожертвований на восстановление храма. В первую очередь на собранные деньги были приобретены и установлены 2 металлических креста на купола и куплено 5000 штук напольной плитки. Раньше в церкви был деревянный пол, который за 30 лет запустения сгнил. Средств на закупку строительного леса в нужном количестве не было. Церковный совет решил пустоту под полом засыпать землей, залить бетоном и только после этого выложить плитку. Осенью 1990 года прихожане обратились к председателю колхоза Лебецкому с просьбой предоставить технику и транспорт для подвоза земли. Он в просьбе не отказал, и за два дня было высыпано 70 полных машин песка. В работах принимали участие около полусотни добровольцев. Кроме этого председатель колхоза безвозмездно выделил 8 тонн цемента на нужды церкви, и прихожане за два дня уложили вручную 200 квадратных метров бетонного пола. Восстановительными работами от прихожан руководил ныне покойный Михаил Григорьевич Радевич. Неоценимую помощь по восстановлению Свято-Покровской церкви в Олекшицах оказывали председатель колхоза имени Ленина В. И. Лебецкий, председатель сельсовета Р. В. Курило, заведующий производственным участком, ныне председатель райисполкома М. М. Ситько, прораб колхоза Г. С. Богдан, председатель колхоза имени Воронецкого Н. Г. Зданчук, председатель колхоза имени Притыцкого А. П. Коханов и многие другие.

За зиму и весну 1991 года были заготовлены лесоматериалы и напилена вагонка. Своими силами прихожане уложили в алтарной части деревянный пол, сделали ступеньки к алтарю. Мастера оштукатурили храм внутри, обили вагонкой потолок, застеклили окна. Значительную помощь оказал председатель колхоза имени Притыцкого А. П. Коханов, который предоставил автовышку для наружной штукатурки стен. Храм ожил.

29 октября 1991 года в Олекшицы приехал тринадцатый по счету настоятель церкви – отец Александр Терещенко. Вместе с ним прихожане поехали за своим церковным имуществом в Малоберестовицкую церковь, где столкнулись с непредвиденными трудностями. Часть церковной утвари и икон им отдали, а часть подменили, так что вместо принадлежавшей им когда-то роскошной плащаницы взамен получили другую, более скромную. А что-то не вернули вообще. Так, Олекшицкая церковь не досчиталась южных и северных дверей алтаря, столбов от Царских врат, двух легких хоругвей, которые еще до революции передал в дар Свято-Покровской церкви прихожанин из деревни Подбогоники Яков Яковлевич Соловей в знак благодарности Господу за то, что его сыновья-крестьяне выучились на учителей. Не оказалось в Малоберестовицкой церкви Креста Господня на Голгофе. Позже стало известно, что он был передан в Гудевичскую церковь Мостовского района, священник которой вернул распятие со словами: «Ваше – берите». Из возвращенного и сделанного своими руками был оборудован скромный алтарь и обставлена церковь.

9 ноября 1991 года отец Александр с разрешения архиепископа Гродненского и Волковысского Валентина освятил алтарь. На следующий день во вновь действующем Олекшицком храме состоялось первое богослужение. Литургию отслужил отец Александр, а первой певчей храма стала псаломщица З. М. Севко. Народу собралось много, все были взволнованы. У многих на глазах были слезы. Люди старшего поколения поздравляли друг друга с тем, что дожили до того времени, когда, после тридцатилетнего перерыва Олекшицкая церковь вновь ожила. Это было настоящее чудо.

Восстановление храма продолжалось. Отец Александр оказался очень энергичным человеком с образованием строителя. Настоятель достал и привез на своей машине оборудование для парового отопления церкви. Так сложилось, что именно в это время в деревню Олекшицы к местному жителю В. А. Авдейчику приехал из Москвы в отпуск его родственник Миша, хороший специалист по установке парового отопления. Совместными усилиями они полностью установили и подключили паровое отопление в церкви. За первую зиму колхоз не брал платы за отопление. И здесь не обошлось без Божьей помощи!

1992 год стал особым годом в деле восстановления храма. Мастера уже сделали второй купол, но он оказался слишком маленьким, портил весь вид церкви. Прихожане решили сделать новый купол - копию того, который украшал храм изначально. Отец Александр нашел в Гродненском архиве чертеж этого купола. Заготовил 20 кубометров леса, разыскал и купил жесть. Нашлись и мастера, но за работу они попросили значительную сумму. Деньги собрали благодаря пожертвованиям прихожан и церковному доходу. В итоге все удалось сделать так, как было задумано, и церковь приобрела свой изначальный вид.

Необходимо отметить, что с самого начала восстановительных работ активные прихожане Олекшицкой церкви создали дружную команду, которая работала не жалея сил, времени и средств. В нее входили жители деревни Олекшицы М. Г. Радевич и Н. А. Шакоть, житель деревни Жукевичи Л. М. Солоневич, жители деревни Подбогоники А. А. Примачек, Л. Р. Соловей, А. М. Кандрусевич, И. М. Шах, а также И. Б. Путиловский из деревни Ярмоличи. Не только мужчины, но и женщины активно участвовали в восстановлении храма: Олекшицкие прихожанки Н. Г. Севко, Н. А. Шакоть, Н. И. Шакоть, А. А. Шкулепа, З. В. Ситько, Н. Т. Кот, Е. И. Авдейчик, Н. П. Граевская, М. А. Колесник, З. А. Басинская. Г. Я. Солоневич, Л. С. Примачек, Т. И. Колесник из деревни Жукевичи, а также жительницы других деревень.

До закрытия церковь окружала невысокая каменная ограда – брук, впоследствии частично разобранная. Для ее восстановления необходим был камень. Выход нашел Л. М. Солоневич, работавший трактористом в колхозе имени Ленина. Он решил, что для строительства можно использовать камни, которые убирают с полей при их расчистке. Заведующий участком М. М. Ситько дал разрешение на перевозку камней к церкви. Председатель колхоза имени Ленина В. И. Лебецкий разрешил взять для восстановления ограды столько цемента, сколько потребуется, а прораб Г. С. Богдан предоставил бетономешалку. Благодаря этим людям проблема со строительным материалом была полностью решена. 14 июля 1992 года строительные работы были начаты, а 26 августа – полностью завершены. За это время был возведен новый брук длиной более 100 метров с металлическими воротами и двумя калитками. Кроме того, полностью отремонтирована оставшаяся часть старого брука. Работая целыми днями, стройкой руководили Л. М. Солоневич, Л. Р. Соловей, С. С. Журневич и А. М. Кандрусевич. В процессе строительства к возведению ограды активно подключились и другие прихожане.

Священник церкви отец Александр, имея квартиру в Гродно, не спешил переезжать на постоянное жительство в Олекшицы. В декабре 1992 года, испросив разрешение на перевод у архиепископа Валентина, отец Александр перешел служить в церковь деревни Коптевка Гродненского района. Олекшицкая церковь осталась без священника.

22 декабря 1992 года делегация из пяти прихожан (Л. М. Солоневич, Н. Г. Севко, А. А. Примачек, Л. Р. Соловей и В. А. Кандрусевич) отправилась в Гродно к архиепископу Валентину просить о назначении в Олекшицкую церковь нового священника. Владыка принял делегацию, но посетовал, что в настоящий момент свободного священника для Олекшиц нет. В течение долгой беседы владыка узнал много подробностей о делах Свято-Покровской церкви и предложил написать о ней статью в газету «Гродненские епархиальные ведомости» (статья вышла в свет в № 2 за 1993 год и называлась «Тридцать лет скитаний позади».) В конце аудиенции архиепископ поинтересовался, продолжатся ли работы, если священник не будет найден. Все члены делегации дружно заверили, что восстановление будет завершено в любом случае, хотя без священника действовать им будет гораздо тяжелее. Тогда владыка сказал, что в Гродно есть пожилой священник, и, если он согласится, архиепископ пришлет его в Олекшицы.

24 декабря 1992 года в Свято-Покровскую церковь приехал митрофорный протоиерей отец Вадим Петельский. Дядя и отец батюшки когда-то были священниками в Индурской, а потом в Малоберестовицкой церквях. С приездом отца Вадима служба в Олекшицкой церкви стала проходить регулярно и в строгом соответствии с богослужебным уставом.

Настоятель храма отец Вадим возглавил совет по его восстановлению. В 1993 году в церкви были произведены побелка и покраска. Под руководством прихожанки Ю. А. Шумель, прекрасного специалиста по отделочным работам, все было выполнено на самом высоком уровне и за весьма умеренную плату. В том же году были сделаны балясины на солее, заказана и написана икона «Тайная Вечеря». Началась реставрация шести сохранившихся в церкви больших икон (более 5 метров в высоту и 2 метров в ширину каждая): образа Жировицкой Божией Матери, икон «Воскресение Господне», «Рождество Христово», «Преображение Господне», «Хождение по водам» и «Крещение Господне». Реставрационные работы, законченные в 1994 году, потребовали больших финансовых затрат, но результат превзошел все ожидания.

5 июля 1993 года на звонницу церкви повесили купленный на пожертвования колокол весом более 8 пудов[6], отлитый на знаменитом Валдайском заводе. В 1994 году прихожанами под руководством Ю. А. Шумель была уложена в церкви напольная плитка, приобретенная еще в 1991 году. Наружные отделочные работы, выполнение которых было затруднено из-за большой высоты здания и потребности в автовышках, завершили только в 1995 году. В этом же году была заказана и написана большая икона Спасителя (3,15х1,5 метра), размещенная в алтаре храма.

Иконы и церковная утварь приобретались на средства церкви. Но многие вещи были пожертвованы прихожанами. Например, З. В. Ситько передала церкви два шкафа, стол и сундук. Уроженка деревни Пыховчицы М. П. Громко (по мужу Масловская), ныне проживающая в городе Молодечно, изготовила и подарила две траурные хоругви и пять икон, ярмоличские женщины – две хоругви, Евгения Соловей дала материал, а Тамара Колесник сшила две ризы. Различные дары передали храму и другие прихожане.

Недаром высокопреосвященнейший митрополит Филарет, посетивший Олекшицкую церковь 15 октября 1995 года, признался, что такой красивой церкви на селе он еще никогда не видел. В июне 1996 года проездом в Большую Берестовицу в Свято-Покровской церкви побывал епископ Гродненский и Волковысский Артемий, который также отметил, что церковь восстановлена и украшена превосходно.

Церковь в Олекшицах была вновь освящена 10 января 1998 года в честь Покрова Пресвятой Богородицы епископом Артемием.

Человеческая жизнь быстротечна. К сожалению, уже ушли из жизни некоторые из прихожан, активно участвовавших в восстановлении храма: Михаил Григорьевич Радевич (умер 2 сентября 1992 года), Надежда Ивановна Примачек (умерла 26 октября 1992 года), Александр Михайлович Кандрусевич (умер 7 октября 1995 года), Анатолий Антонович Примачек (умер 6 мая 1996 года). Вечная им память и Царствие Небесное.

С 1 февраля 1998 года и по сей день настоятелем Святой-Покровской церкви в деревне Олекшицы является иерей Сергей Гмир. В настоящее время Олекшицкая церковь принадлежит Гродненской епархии Белорусского экзархата Великоберестовицкого благочиния. Церковь стоит в центре деревни на возвышенном месте на развилке шоссейных дорог Гродно - Берестовица, Гродно -  Волковыск, Олекшицы - Лунно. Как и прежде к приходу относятся семь деревень. Раньше поселения были многолюдны, но сейчас половина из них считается «неперспективными», отмирающими, в них живет по 15–30 жителей-стариков.

Отец Сергей продолжает начатое предшественниками дело восстановления Свято-Покровской церкви. В ближайшем будущем настоятель и прихожане планируют на добровольные пожертвования установить в храме новый иконостас – история Олекшицкой церкви продолжается. И есть надежда, что еще много-много лет православный храм в Олекшицах будет радовать глаз и душу не только людей верующих, но и всех тех, кто с уважением относится к историческому и культурному прошлому своей земли.

Воскресная школа при храме Покрова Пресвятой Богородицы д.Олекшицы Берестовицкого благочиния организована в 1998г. и действует по настоящее время.Количество учеников воскресной школы от 10 - 23.В связи с тем, что приход небольшой, учеников немного, то поделить на классы возможности нет.Срок обучения не ограничен и один преподаватель. Ученики регулярно готовят утренники на Рождество Христово и Пасху.

Материал подготовлен на основании документов Национального исторического архива Белоруссии в городе Гродно, по воспоминаниям жителя деревни Подбогоники Леонида Соловья и другим источникам.


[1] Верста равняется 1066,781 метра. То есть церковь располагалась в 1,6 километра от селения и приблизительно в 2,1 километра от почтового тракта.

[2] Квадратная сажень равняется 4,55 квадратным метра.

[3] Сажень равняется 2,134 метра.

[4] Кубическая сажень приблизительно равняется 9,7 кубическим метрам.

[5] 1 пуд равняется 16,380496 килограмма.

[6] Вес колокола приблизительно составляет 131 килограмм 454 грамма.

 

Местонахождение: 

Храм Покрова Пресвятой Богородицы аг.Олекшицы

Главное меню

Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Также вы можете добавить свой комментарий.
Church | by Dr. Radut