Священномученик протоиерей Ярослав Савицкий

Священномученик протоиерей Ярослав Савицкий(день памяти 8 декабря)

Священномученик Ярослав (протоиерей Ярослав Исаакович Савицкий) занимает особое место среди сонма новомучеников и исповедников Русской Православной Церкви. Сегодня Церковь остается единственной силой, которая связывает воедино православных христиан братских славянских народов. Жизнь и подвиг священномученика Ярослава, сама личность его − живой образ этого единства. Родившись на Гродненщине, и начав здесь своё священническое служение, он послужил Богу и людям не только в Беларуси, но и на земле Московской.Почти два десятилетия он духовно окормлял сестер Красностокской Рождество-Богородичной обители Гродненской епархии. Вместе с ними он прошел все невзгоды скитальческой жизни после того, как оставил родную Беларусь в 1915 году, спасаясь вместе с монастырем от наступавших немецких войск. В течение многих лет он разделял все беды и радости сестер монастыря, поселившихся в Екатерининской пустыни под Москвой. Изгнанный безбожными властями из монастыря в 1929 году, отец Ярослав служил настоятелем храма во имя святых мучеников Флора и Лавра в селе Старый Ям − до самого своего ареста и мученической кончины в 1937 году.

Это был поистине непоколебимый столп Православия, воздвигнутый Господом во время лютых гонений на Церковь и отступничества многих от истинной веры. Во всех местах, куда посылал Господь отца Ярослава, он служил самоотреченно, без страха и опаски за свою жизнь, поддерживая и наставляя духовных своих чад. Он не боялся смерти за Христа, и это его мужество и стойкость в испытаниях укрепляли в стоянии за веру всех, кто приходил к нему за советом и духовной помощью.

Священномученик Ярослав − Ярослав Исаакович Савицкий − родился 28 марта (старого стиля) 1882 года в селе Пухлое Бельского уезда Гродненской губернии (в настоящее время территория Польши). Его отец Исаак Савицкий служил диаконом в православном храме своего села. Согласно многовековой традиции, принятой в семьях духовенства, Ярослав Савицкий пошел по стопам отца. Он поступил в Литовскую (Виленскую) духовную семинарию, которую окончил в 1903 году. 17 сентября 1903 года, согласно указу Преосвященнейшего Никанора, епископа Гродненского и Брестского, Ярослав Савицкий стал псаломщиком в Чемерской церкви Брестского уезда. Вскоре он женился на Ольге Федоровне Лавринович, она была дочерью священника и окончила Виленское женское училище по духовному ведомству. Судя по сохранившимся фотографиям, таинство венчания совершили в Гродно. В декабре 1904 года в Гродненском кафедральном соборе Ярослав Савицкий был рукоположен во диакона, а 20 февраля 1905 года − во иерея. Обе хиротонии совершил правящий архиерей Гродненской епархии Никанор. После хиротонии отец Ярослав получил место при церкви села Переволоки Слонимского уезда, где служил поначалу диаконом, а затем священником. 10 марта 1905 года указом Преосвященнейшего Никанора его назначили законоучителем Переволокского народного училища. Здесь, в Переволоке, отец Ярослав служил в церкви и учительствовал до перехода в Красностокский женский монастырь.

Владыка Никанор пробыл на Гродненской кафедре до декабря 1905 года. Дальнейшее служение отца Ярослава проходило под духовным руководством двух других замечательных святителей-подвижников − архиепископа Михаила (Ермакова) и епископа Владимира (Тихоницкого). Владыка Михаил оставался на Гродненской кафедре до эвакуации в Москву в 1915 г. во время первой мировой войны. Епископ Белостокский Владимир был викарием Гродненской епархии и проживал постоянно в Супрасльском мужском монастыре.

Как вспоминают современники, Владыка Михаил подобрал в своей епархии исключительное по достоинствам духовенство, которое привлекало своей образованностью, культурой, пониманием задач Церкви и ее пастырей. В дни первой русской революции архиереям и священству приходилось гасить порывы гнева простого народа, призываемого националистами и революционерами к мести. Известно, что Церковь и ее пастыри не раз предотвращали на земле Гродненской еврейские погромы.

В 1906 г. в семье Савицких родился сын Леонид, в 1907 г. − второй сын Георгий, а в 1911 − дочь Нина.

В 1911 г. отец Ярослав был назначен на место первого священника в Красностокский женский Рождество-Богородичный монастырь. Указ о новом назначении подписал 4 июля 1911 г. Преосвященнейший Михаил, епископ Гродненский и Брестский.

К моменту, когда отец Ярослав начал свое служение в Красностоке, монастырь, переведенный сюда из Гродно, находился на новом месте всего десять лет.

Красностокский (в польском произношении – Ружаностокский) монастырь был основан в середине XVII века. Монастырь располагался в 28 верстах от Гродно на землях знатного поляка Ф. А. Тышкевича (в настоящее время территория Польши).

В 1795 году Гродненский край в составе западных областей был присоединён к России (после разделов Речи Посполитой). С 1801 года Гродно стал губернским городом. После подавления польских вооруженных восстаний Ружаностокский монастырь в 1842 году был оставлен за штатом, а вскоре закрыт. В 1863 году Ружаностокский костел, ставший в годы польского восстания центром национального сопротивления, также был закрыт. По указу государя Александра II все здания бывшего доминиканского монастыря передали Русской Православной Церкви. Сам собор и местность стали именоваться по-русски − Красностокскими.

28 декабря 1899 года была учреждена самостоятельная Гродненско-Брестская епархия. Первым правящим архиереем стал архиепископ Иоаким (Левицкий). Вскоре после его назначения состоялось определение Священного Синода о перенесении Гродненского Рождество-Богородичного женского монастыря в урочище Красносток. Торжественное перенесение монастыря состоялось 7 сентября 1901 г. С момента переселения Рождество-Богородичный монастырь в Красностоке стал основным, а Гродненский − приписным.

«Гродненские Епархиальные Ведомости» так объясняли причину перенесения монастыря в Красносток: «Положение монастыря в самой старейшей части города... сообщение с остальными частями города лишь посредством двух узких улиц, присутствие почти у самых врат монастыря двух табачных фабрик, окружающие монастырь грязь и зловоние, оскорбляя религиозные чувства православных, настоятельно требовали изменения местонахождения монастыря…».

Ко времени начала служения отца Ярослава Савицкого в Красностокском монастыре уже проживало двести насельниц, а монастырский приют насчитывал несколько сот детей.

Можно представить себе, сколько души вкладывал священник монастыря и педагог монастырских школ отец Ярослав, воспитывая сирот, просвещая их в православной вере, как заботился о вверенных его духовному попечению сестрах.

К сожалению, никто не оставил воспоминаний о периоде служения отца Ярослава в Красностоке. От времени его пребывания в Красностоке сохранился единственный документ − отчет благочинного Красностокского округа в Духовную Консисторию за 1913 год. В послужном списке отца Ярослава сказано, что он был награжден набедренником. Никакого недвижимого имущества ни он, ни его жена не имели. Кроме обязанностей первого священника и законоучителя в учебных заведениях внутри монастыря, отец Ярослав был законоучителем в Красностокской двухклассной приходской школе, в Красностокском народном училище и в Дубровском городском четырехклассном училище.

Вместе с отцом Ярославом преподавал в монастырском приюте Закон Божий молодой иерей Николай Семеняко (будущий убиенный архиепископ Феофан). Служил он на соседних сельских приходах, писал духовные стихи, занимался историей края.

Во время Первой мировой войны Красностокский монастырь был эвакуирован в Москву. На Гродненском подворье, во избежание его захвата католиками, осталось лишь несколько сестер.

Годы, проведенные в монастыре, сроднили отца Ярослава с сестрами обители, поэтому, когда наступило для них время скитаний, он вместе со своей семьей разделил все беды и неустройства, выпавшие на их долю. До последних дней неразлучен с монастырем был и диакон Иаков Ференец.

После революции, в 1918 году, монахиням из Красностока был передан бывший мужской монастырь под Москвой − Екатерининская пустынь, где они проживали до 1931 года, вплоть до закрытия пустыни. Все эти годы монастырь в Екатерининской пустыни числился «сельскохозяйственной артелью», а монашествующие − разнорабочими в ней. В 1929 году в Екатерининской пустыни стала размещаться детская тюрьма, а вскоре туда же стали отправлять и взрослых осужденных. Монахини вынуждены были переселиться из зданий внутри монастыря в помещения монастырского подворья. Главный Свято-Екатерининский храм был закрыт, а оставался открытым лишь надвратный храм в честь святителя Димитрия Ростовского, богослужения в котором совершались до 1935 года.

Отец Ярослав со своей семьей поселился в одном из строений бывшего гостиного двора пустыни, у южных ее врат. Диакон Иаков расположился со своими домочадцами в соседнем доме. Другие священники снимали комнаты у местных жителей. Первый год на новом месте был чрезвычайно трудным: у монастыря не было ни земли, ни денег, ни продуктов. От голодной смерти спасали несколько коров, вывезенных с Гродненщины, да скудные подаяния местных жителей.

Новая власть поставила задачу полного и окончательного искоренения в стране «религиозных предрассудков». Для этого применялись испытанные методы революционного террора: уничтожение церковной иерархии, монашества, верующего народа. Началась эпоха невиданных с древних времен гонений на Церковь. Сотни тысяч православных людей мученической кровью запечатлели свою верность Христу. В ряду пострадавших за Христа были священнослужители и сестры Красностокского монастыря.

В 1919 году отец Ярослав Савицкий за ревностное служение Церкви был возведен в сан протоиерея. В том же году его мобилизовали в Красную Армию и отправили в Раменский район, однако через две недели отпустили из-за тяжелой болезни сердца.

В архивах сохранился «Протокол № 1 общего собрания гражданок сельскохозяйственной трудовой коммуны Екатерининской пустыни от 17 февраля 1921 года». Среди вопросов, стоявших на повестке дня, был и вопрос «о лицах, проживающих в пределах коммуны, не состоящих членами в ней». Собрание постановило: «Оставить при приходской церкви священника Ярослава Савицкого и диакона Иакова Ференца». Вместе со священником Ярославом Савицким служило еще четыре священника, но история сохранила имя лишь одного из них − иерея Луки Голода. Таким образом, когда власти разрешили оставить при храме только одного священника и одного диакона, сестры выбрали для духовного окормления обители и совершения богослужений отца Ярослава и отца Иакова.

В ноябре 1923 года игумения Елена обратилась к Святейшему Патриарху Тихону с просьбой удостоить отца Ярослава очередной награды: «Отец Ярослав Савицкий... перенес все невзгоды беженства, а теперь, с 1918 года в пустыни, не оставил ее и много помогал приходской общине и ревностно исполнял пастырские обязанности. Считаю долгом... усердно ходатайствовать о награждении его, за верную службу − палицею». На этом прошении стоит резолюция Патриарха Тихона: «Удостоить».

Местные власти следили за каждым шагом священнослужителей монастыря, добровольцы-безбожники докладывали «куда следует» о всех действиях отца Ярослава. По одному из таких доносов 27 августа 1928 года в Ленинском волостном отделении милиции составили акт на священника Ярослава Савицкого за совершение крестного хода без разрешения и наложили на Церковный совет штраф в размере трех рублей.

В январе 1929 года в Подольском исполкоме в очередной раз рассматривался вопрос о Екатерининской артели. По итогам обсуждения приняли решение ликвидировать артель как «лжекооперативную». После этого отца Ярослава выселили из дома и запретили служить в храме пустыни. Он вынужден был искать себе другой приход и пристанище. В том же 1929 году отец Ярослав стал настоятелем храма во имя святых мучеников Флора и Лавра в селе Старый Ям. Оно находилось километрах в десяти от места его прежнего служения. Отец Ярослав сменил в ямском Флоролаврском храме отца Иоанна, который вместе с диаконом Петром Минервиным перешли служить сюда из закрытых кремлевских соборов. К тому времени оба они находились в ссылке.

Отец Ярослав начал свое служение здесь в разгар коллективизации. Конечно, он не мог оставаться в стороне от бед и тягот, которые обрушились на жителей села. На его глазах у крестьян отнимали всё добро, арестовывали, выгоняли из родных домов и отправляли в ссылки. Отец Ярослав служил молебны о гонимых властью православных людях, что расценивалось властями как контрреволюционная деятельность. Посчитали контрреволюцией и крестный ход в селе. Об этом напишут в свое время в обвинительном заключении: «Контрреволюционную деятельность Савицкий Ярослав начал в селе Ям развивать явно с момента коллективизации, т. е. с 1930 года. 18 марта 1930 года Савицкий совместно с кулаками, ныне высланными, устроил в селе Ям демонстрацию, направленную на срыв коллективизации. В демонстрации принимало участие до 170 человек. Организована она была в церкви и под руководством Савицкого с пением духовных песен направилась к сельсовету, откуда по предложению членов сельсовета была распущена. В период ликвидации кулачества Савицкий в церкви служил молебны за здоровье высланных кулаков».

Мудрый пастырь, отец Ярослав прекрасно понимал, что происходило тогда в стране. Конечно, он знал, что арест и тюрьма, а может быть и смерть − лишь вопрос времени. Как говорили тогда люди, если в 20-е годы попасть в лагерь или ссылку была лотерея, то в 30-е годы − это была уже очередь. Господь хранил до времени Своего верного служителя.

27 ноября 1937 года его арестовали по обвинению в активной контрреволюционной деятельности. Сотрудники НКВД приехали за ним около двух часов ночи и увезли в Подольскую тюрьму. О том, как прошел отец Ярослав последнее в его жизни испытание, стало отчасти известно из его следственного дела.

Отца Ярослава отвезли в Подольск в местное отделение УГБ. Здесь ему предложили подписать постановление об избрании меры пресечения и обвинение, утвержденное 25 ноября 1937 года. В этом документе написано: «Священник Ярослав Исакович Савицкий... достаточно изобличается в том, что будучи враждебно настроенный против советской власти и коммунистической партии, в среде населения ведет активную к-р (т. е. контрреволюционную) агитацию, распространяя клеветнические измышления против руководителей партии и советского правительства». Отца Ярослава обвиняли по статье 58-10 Уголовного кодекса и до окончания следствия и суда определили содержание под стражей.

Следственное дело № 20818 было заведено на двух священников: отца Ярослава Савицкого и отца Косму Коротких, который служил настоятелем храма села Лукино неподалеку от Яма.

Ровно сутки понадобилось следователю Давыдову для того, чтобы составить и утвердить обвинительное заключение по делу. Следователь цитирует следующие слова, якобы сказанные отцом Ярославом и подтвержденные свидетелями: «Скоро будет всемирная война, все народы поднимутся войной на коммунистов, и тогда настанет конец советской власти. Народ заживет по старому, а всех притеснителей бог накажет своим судом». И далее: «Советская власть никого не щадит, даже с святой церкви сдирает последние гроши». И еще: «На запрещение о хождении по домам с иконами в целях не распространения эпидемических заболеваний, Савицкий говорил: «Все равно не заглушить православную веру, вам скоро придет конец, народное терпение лопнет и придется вам отвечать за все притеснения». Стандартные фразы, стандартные обвинения. Скорее всего, сам следователь изложил показания свидетелей так, чтобы подвести отца Ярослава под расстрельную статью. В тексте обвинительного заключения сказано, что оба священника «в предъявленном обвинении себя не признали, но свидетельскими показаниями виновность в а/сов, агитации Савицкого Ярослава и Коротких Косьмы подтверждается». Текст обвинения сформулирован так: «На основании вышеизложенного обвиняются: 1) Савицкий Ярослав Исакович... в том, что Савицкий среди населения систематически проводил а/сов. агитацию, т. е. в преступлении, предусмотренном ст. 58 п. 10 УК».

1 декабря 1937 года 4-й отдел УГБ УНКВД МО рассмотрел дело по обвинению Савицкого Я. И. и Коротких К. Р. и постановил представить его на рассмотрение тройки УНКВД СССР Московской области. В тот же день судебная тройка при Управлении НКВД СССР по МО постановила: «Савицкого Ярослава Исаковича − расстрелять».

Последний документ, подшитый в деле, − выписка из акта о том, что постановление тройки о расстреле Савицкого Ярослава Исааковича приведено в исполнение 8 декабря 1937 года.

В один день с отцом Ярославом был расстрелян и священник села Лукино Косма Коротких. Вообще же в тот день 8 декабря 1937 года было расстреляно на Бутовском полигоне 474 человека.

На Юбилейном Освященном Архиерейском Соборе Русской Православной Церкви 13−16 августа 2000 года были прославлены в лике новомучеников Российских 120 человек из числа тех, кто был расстрелян в Бутове. Среди них и приснопамятный наш молитвенник священномученик протоиерей Ярослав Савицкий.

«Русской Голгофой» назвал Бутово Святейший Патриарх Алексий II. Здесь воздвигнут был уже в наши дни Поклонный Крест, построен и освящен храм в честь Новомучеников и Исповедников Российских.

Подготовил Александр СОРОКОПЫТ

Материал подготовлен на основе книги: Жития преподобномученика Иоасафа и священномученика Ярослава / Ред.-сост. А. А. Трофимов, Л. А. Головкова. – М.: Изд-во Православного Свято-Тихоновского Богословского института, 2002.

Священномученик Ярослав

Священномученик протоиерей Ярослав Савицкий

Священник Ярослав Савицкий. Фотография из следственного дела. 1937 г.

Священномученик протоиерей Ярослав Савицкий Священномученик протоиерей Ярослав Савицкий

Большой поклонный крест в Бутове. Установлен в 1994 г. на месте массовых расстрелов и захоронений

Священномученик протоиерей Ярослав Савицкий

Храм во имя Святых Новомучеников и Исповедников Российских в Бутове

Священномученик протоиерей Ярослав Савицкий

Фотографии: 
Священномученик протоиерей Ярослав Савицкий
Священномученик протоиерей Ярослав Савицкий
Священномученик протоиерей Ярослав Савицкий
Священномученик протоиерей Ярослав Савицкий
Священномученик протоиерей Ярослав Савицкий
Разделы сайта:

Главное меню

Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Также вы можете добавить свой комментарий.
Article | by Dr. Radut