Как жить «между капельками»: своя правда матушки Натальи Железной

В  российском фильме «Желание» главная героиня с мокрыми щеками жалуется подруге на мужа: «Мне мой на днях заявил, что у него, видите ли, философия, что рожать в таком несовершенном мире нельзя. Поэтому он не хочет детей».

Кадр получился удачно смешной, потому что серьёзным он не задумывался. Но, как говорится, было бы смешно, если бы... «Изменчивый мир» всегда не такой, как хочется. От понимания этой неизбежности не легче, а всё-таки с миром надо как-то жить. Матушка Наталья Железная помогает будущим и настоящим родителям, а также всем желающим понять, как именно  выйти из фрустрации, случившейся по этому поводу.

Где сидит фазан

У меня первая беременность.

Я стала на учёт в женскую консультацию, и мне там говорили правду. Ту правду, которую можно уместить в 10 минут на пациента, правду, которая существует относительно современной протокольной медицинской системы. А на большее никто не согласен. Мне выписывали рецепты, давали направления на анализы, делали осмотры, спрашивали, хорошо ли я себя чувствую. При любой, даже самой минимальной жалобе, казалось, что меня записывали в разряд «беременная = больная» и пытались лечить. Зачем? На всякий случай. Соцзаказ  добросовестно выполнялся.

Дело оставалось за малым – за мной. Не умещалось в моей беременной голове, что протокольный осмотр пациента – это и есть  та правда, которая мне нужна. Скажем, я решилась узнать  о родах больше, насколько бы мне позволило  это сделать моё доверию Богу. Потому что  врач недоговаривала, а у нее таких, как я, вагон с большой тележкой. Как ей быть со мной профессионально откровенной, искренней и честной, если у нее вдруг Христос – не радуга? Или у нее нет на правду времени? А ведь каждый охотник желает знать… Я тогда запуталась, где сидит фазан.

Запуталась я еще больше, когда в очередной раз пришла в консультацию за результатами своего анализа, а мне гинеколог заявляет: «Ваши анализы не могут найти. Видимо, Вы что-то не так сделали. У нас ничего не пропадает». Мне стало противно и больно, потому что при мне в лаборатории забирали мое собственное «добро», а врач, которой я доверяла, которая мягкими акушерскими руками в каждый поход к ней гладила мой живот, приговаривая немного приглушенным, но по-матерински человеколюбивым голосом: «Вот это головка ребенка – она внизу, а это соответственно попка – она вверху», вдруг отдалилась от меня невниманием и недоверием.

Между нами возникло нечто третье – лишнее.

Потребность в метафизическом возрастала.

Градус доверия снижался.

Наталья и «пряник»

После периодически появлявшейся в моей жизни от верующих беременных и рожавших подруг словесной рекламы семейных  курсов матушки Натальи Железной, информацию о которых  я эпизодически игнорировала и эпизодически откладывала  под «корку», в один из прекрасных дней беременности я вдруг поняла: «Час настал».

– Алло, матушка Наталья?– Здравствуйте! Я Ольга. Мне порекомендовала Вас такая-то Надя и такая-то Катя. Хочу ходить к Вам на курсы по подготовке к родам. У меня 20 недель. Еще не поздно?

В телефоне деликатный женский голос с мягким акцентом на первом слове и  еле  уловимой паузой после него  утвердительно  и благодушно отреагировал:

– Никогда не поздно.

Обернувшись колобком в свои 20 недель, я покатилась к намеченной цели.

Надо мной Церковь Усекновения Главы Иоанна Предтечи, высокая и массивная, расположенная в небольшом, еле заметном углублении, поэтому и кажется, когда близко стоишь, что находишься не перед ней, а под. Перед глазами проходящего мимо храма или приходящего целенаправленно к нему почти старожил – дворик Гродно, всегда зелёный между зимой и следующей осенью.

В  дворике – две церкви одного прихода и хозпостройки. А ещё там стоит  деревянная избушка, похожая на пышный пряник. Взгляд мой рассеивался на нескольких постройках храмового комплекса, пока из «пряника» навстречу мне  не вышла женщина, раскраивавшая траву вдоль тропинки своей длинной лазоревой юбкой и бодрой походкой. Её открытое лицо мимически выражало несиюминутную радость. Голову покрывала косынка, как бы завершая целомудренный образ православной жены и матери.

– Здравствуйте! Вы к нам? – ко мне обратился тот же деликатный голос из  телефонной трубки.

– Да! Я Ольга… Вы матушка Наталья?

– Да. Помню, Вы звонили. Проходите в домик, я сейчас подойду, мы ещё не все собрались, ждём людей.

Матушка заговорила со мной открыто, в тональность моему метафизическому запросу, так, как будто знала меня много лет и как будто я всегда знала, как проходят её курсы. Незаметно для нас обеих, мы устремились к общему знаменателю:

– В моей жизни вообще всегда так: либо мы с человеком связываемся на всю жизнь, либо он пропадает на совсем, – как-то  на занятиях поделилась со мной матушка.

Наталья Железная по образованию врач-педиатр, имеющая специализации врача-терапевта и врача-остеопата, владеющая техниками лечебного массажа, а также обладающая  международным сертификатом на право преподавания курсов по МРП (Методу Распознавания Плодности).

В 2016 году матушка стала лауреатом III степени конкурса «Врач года» Республики Беларусь. Как жена священника и многодетная мама, Наталья трудится в семейном центре «Рамонак» при Храме Усекновения Главы Иоанна Предтечи. Одним  из направлений деятельности центра являются курсы по подготовке к родам.

– К родам и родительству, –  поправляет матушка Наталья. – Роды – на время, родительство – навсегда.

В «прянике», где мы с матушкой сблизились на несколько месяцев, по расписанию собирается и храмовый хор для спевок, и воскресная школа, и все студии  семейного центра «Рамонак», работает приходская библиотека. Такая вот избушка на курьих ножках.

– За время пребывания в нашем домике теперь каждый борется, – делает акцент матушка.– Вклиниться со своим графиком, чтобы провести какое-то мероприятие, почти невозможно. Хотя, когда в свое время этот домик приобретался, перевозился с другого места к нам и обустраивался, были и недовольства со стороны некоторых прихожан, – голос ее как бы приподнялся, и улыбка неотягчённого восторга появилась на лице.

– Почему? – удивляюсь я и со вниманием жду ответа, потому что меня примагнитила тайна, заключённая в интонации матушкиного голоса.

– Не хватало средств. Зато теперь никто не вспоминает о том, что многие были против, но никто и не благодарит, просто все радуются, – сказала Наталья, поправив косынку  и добавив к своим словам порцию женского кокетства. Метнув свой почтительный  взгляд  в небо и выдержав непроизвольную  паузу «не от мира сего», Наталья пригласила меня в «пряник».

Подруги-пиарщицы могут отдыхать: у меня появились первые симптомы доверия.

«Рамонак» родился

Одна из комнат в «прянике»,  напоминающем  домик-музей, «сдана» для занятий. В ней всё просто. Так, как может быть просто  в  бабушкином деревенском доме из детства, где скрипят половицы, пахнет деревом и добрыми помыслами. Из прошлого, помимо пары-тройки предметов белорусского народного быта, пожалуй, всё. Вместо печи – батареи, над одним из окон элемент модерна­ мультимедийный проектор.

– Не бойтесь, не бойтесь, заходите, Вы нам не мешаете – приглашает матушка застенчивую Светлану, которая, немного смущаясь, заходит в комнату, где проходят занятия. – Вот у нас есть Светлана Владимировна, которая так же, как и я, преподает в семейном центре «Рамонак».

«Рамонак» создавался соборно по благословению настоятеля отца Александра. «Мой отец Александр»,– с благоговением любит повторять матушка. Центр является результатом креативной приходской жизни матушки и многих прихожанок-единомышленниц:  педагогов, психологов, врачей, юристов и просто неравнодушных творческих людей.

Наталья не приписывает себе создание такого центра.. Даже местоимение «я» в её речи уступает местоимению «мы» Не думаю, что она лукавит. Но то, что Наталья является своего рода «центром» в «центре», однозначно:

– Наш семейный центр просто родился. Вообще, всё как-то вокруг просто рождается, –делает открытие в собственных словах Наталья так, как будто на рассвете перебрасывает солнце через горизонт. – А почему родился? –доверчивый взгляд  матушки словно достиг моего глазного дна.

– Мы живём в то время, когда наблюдается кризис института семьи. Ценности разрушаются. Становится не модно хранить святость супружеского союза, быть в одном браке. Поэтому в своё время появилась идея общения семьями. Мы начали проводить семейные вечера, которые бы напоминали вечера одной большой семьи. Мне в этом смысле всегда вспоминается мысль одного святого о том, что семью объединяют три вещи: совместная молитва, совместная трапеза и совместный труд. Других способов нет. И когда мы стали создавать вечера, старались эти вещи соблюсти.

– В нашем центре, – продолжает Наталья, – мы проводим цикл встреч «Экология супружества»  с обсуждением  проблем христианского брака, преодоления кризиса супружества, деторождения, проблем неплодности. Наш семейный центр поддерживает международное движение  Pro-life («За жизнь») в поддержку семьи и жизни.

Есть у нас и детская творческая студия, особенность которой в том, что к нам приходят дети с родителями. У нас категорически нельзя отделяться. Первые два занятия дети и родители ругаются, совершенно не умеют договариваться друг с другом, им тесно рядом. И только с 4 занятия начинаются обоюдные уступки. И самое интересное, я никогда не думала, что через это родители могут приходить в храм, – голос матушки смягчился, как будто каждое открытие, которое она делает в собственных рассуждениях, заставляет удивляться ее саму больше, чем слушателя.

– Такие семейные встречи родителям дают понять, что воспитывать детей –целая наука и что они многое в своих детях раньше не видели. – дополняет Светлана Владимировна.

– Я как-то сидела в детской поликлинике со своим ребёнком и наблюдала за молодой мамой с младенцем на руках. Мне они так приглянулись, ну настолько они органично смотрелись. Мы с женщиной разговорились, и в разговоре она начала жаловаться на мужа, после чего я спросила «А что для вас самое главное в жизни?». Она ответила: «Дети». Я начала ей объяснять, что дело, может быть, и не в мужчинах, ведь мы неправильно организуем свою жизнь. Главное, расставить приоритеты: Бог, муж, дети.

Светлана преданно  и благодарно смотрит на Наталью и не скрывает этого:

– Как хорошо, что у нас есть такой врач, который может дать людям нужную информацию. Не каждый доктор способен на это, – делится со мной Светлана в комнате напротив, в приходской библиотеке, где стены и книжные полки – одно и то же.

- Я в свое время благодаря матушке, её советам и рецептам прокормила грудью своего ребёнка до трех лет, хотя, когда у меня пропало молоко, казалось, сделать ничего нельзя уже было. Теперь я вижу, что моему ребёнку это пошло на пользу: он более открыт к диалогу в наших с ним отношениях.

Решать ребус

Как-то матушка на одном из занятий, где женщины обсуждали не только роды, но и себя любимую, на чей-то случайный вопрос, кочевавший от одного к другому: «Что бы Вы хотели  изменить в Ваших отношениях в семье?», ответила: «Меня всё всегда устраивает так, как есть. Может, я бы не повторила свою жизнь, но я знаю, что это лучшее, что может быть для меня. Я ничего не хочу менять. Я только иногда хочу на море». После чего мы все дружно рассмеялись, а я  решила узнать, что скрывается за этим «так, как есть» в профессиональной деятельности, которой живёт Наталья.

– Почему медицина?

– Я ничего не решала, – улыбнулась Наталья без притворства и продолжила своё откровение. – Я просто за месяц до окончания школы решила поступать в институт. А когда поступила, начала ходить на церковные службы в наш женский монастырь. Можно сказать, что в храм и в медицину я пришла одновременно.

– Вы, видимо, любили препарировать лягушек? – спросила я в надежде, что моей догадке нашлось место в этой ситуации.

– Нет, – Наталья улыбнулась. – Я просто любила собирать травы, как и мой дедушка. Да и к тому же мне было интересно понять, какая трава для чего может быть предназначена. Вспоминаю я, что в своё время во всех походах я была врачом. Бинт с йодом находились в моих руках. Это была моя должность (смеется). А почему я поступила в мединститут? – как бы найдя ответ, матушка продолжила: – Я бы всё равно прошла этот путь. Может, более осознанно, но все-таки прошла. Потому что мне это нравится. Я вообще отношусь к той редкой категории людей, – с откровенной самоиронией заметила она, – которые занимаются тем, что действительно нравится.

Где-то у Немана у Натальи есть любимый тополь, о котором знает только она. Каждый год в начале весны матушка «арендует» его, чтобы собрать тополиные почки:

– Вы даже не представляете, – оживляется матушка,  прерывая нить своего повествования, чтобы снова перебросить солнце через горизонт, и обращается ко всем посетителям курсов. Голос ее становится таким, будто самое главное в своей жизни она произносит именно сейчас, – какие полезные из тополиных почек получаются масла и настойки!

Матушку слушать нескучно. Все присутствующие как бы выпрямляются и, реагируют на предложенную информацию. Информация о тополиных почках заинтриговала, и все стали расспрашивать Наталью, где растёт тополь и от каких болезней помогает «арендованное» ею дерево. Разговоры в избушке доходят до «возьмите меня с собой, когда поедете собирать…»

– Сегодня, – говорит Наталья, – когда большинство людей отдаляется от натурального, естественного образа жизни, многие вновь обращаются к целебным травам. Известно, что фитотерапия давно заняла достойное место в медицине. И хотя готовые растения можно купить в аптеке, я сама получаю огромное удовольствие, когда собираю травы. Для меня важен сам процесс сбора и заготовки трав. Это и отдых, и движение, и зарядка, и чистый воздух, и глубокое расслабление, и возможность перейти на время в некий особенный, утраченный и забытый, но естественный ритм жизни…

– Вы только не забудьте взять нас с собой, матушка, – говорит Елена, которая ждет четвертого ребенка и готова ехать за Натальей на край леса и поля в любое время до родов и после родов.

Есть нечто большее для Вас в медицине, чем просто медицина?

– Несмотря на то, что  многое в современной медицине – бумаготворчество, что я очень плохо делаю, – категорично заявила Наталья. – Несмотря на это, мне нравится разгадывать загадку. Решать ребус. Человек – это загадка. Начинаешь его раскручивать, а там…– матушка развела руками.– Одним словом, что ни человек, то пример загадки. А ещё если видишь результат своей работы… (пауза). А что я? Я вообще ничего не могу. Я могу только что-то подсказать. В конечном итоге ни я, ни другой человек ничего не решает. Всё решает Бог. А дать совет человеку, найти отправную точку всегда можно.

Погладили, полюбили, обнаружили

Я настойчиво искала своего «фазана»,  еженедельно приходя на курсы в «пряник» и периодически посещая женскую консультацию.

На занятиях у матушки, которые привычно длились около 3 часов, находилось место и медицинской теории, и лёгким физическим нагрузкам, и шуткам, и занимательным историям из врачебной практики:

– Познакомилась я как-то на одном врачебном международном семинаре с женщиной из сборной Республики Беларусь по метанию ядра, –  любезно делится своим опытом матушка. – Она очень хотела ребенка. Но особенность её организма была в том, что овуляция у неё случалась только 4 раза за два года. Т.е, за два года появлялась возможность только 4 раза зачать ребёнка. «В чем же там дело ? – думаю я». Но когда я пощупала её живот, то пришла в ужас. Это же не живот, а булыжная мостовая. «Нет, – говорю я ей, – на таком булыжнике цветы не могут прорасти». Она долго следила за своим организмом и со временем стала мамой. Теперь тренирует девочек в том же виде спорта. Но при этом отговаривает их от профессиональной спортивной карьеры. Она хочет сделать всё , чтобы они не пошли в большой спорт.

Как-то так и запомнилось.

Все женщины, которые пришли к матушке на курсы по подготовке к родам, пришли с «цветами». Каждый со своим сроком и со своим «букетом». У Елены – 4 «букет», у Нади – третий. У Кати тоже третий. А у меня первый и мне ещё страшно. У всех букеты, кроме Анны Сергеевны. У Анны Сергеевны цветы проросли уже давно, ей около 50, у неё двое детей:

– Вы на меня не смотрите, – улыбается и продолжает говорить Анна Сергеевна. Я уже своё отрожала. Пришла ради дочерей. Ради их будущего. У них нет возможности ходить, они в другом городе сейчас. Но меня они слёзно просили записывать всё, что будет говорить матушка. А матушка, видимо, меня не так поняла, когда я ей позвонила и сказала, что хочу ходить на курсы. Я помню, как Вы мне в трубку улыбнулись, – обратилась Анна Сергеевна к Наталье.

– Почему же? – с неподдельной улыбкой возразила Наталья. Я ничему не удивляюсь. Всё может быть. Вы ещё очень молоды.

В «прянике» повеселело и потеплело. Хотя тепло там всегда еще и потому, что  есть жертва: матушка дарит себя, а приходящие к ней жертвуют  себя и деньги, чтобы в избушке на занятиях, как минимум, был свет и работали батареи:

– Мы просим всегда небольшую жертву на развитие нашего центра: свет горит, батареи отапливаются – всё это чей-то труд, – комментирует матушка.

На столе, который занимает пол «пряничной» комнаты, постоянно еда. Те, кто с «цветами», сами приносят себе еду и угощают друг друга. «Нельзя беременной не есть три часа», – повторяет постоянно Наталья. И ей верят. С каждым занятием мой паёк становится всё натуральнее и полезнее.

– Матушка, у меня низкий гемоглобин. В консультации меня в этом упрекают, – говорю я.

– Я поздравляю Вас и Вашего ребёнка, – с уверенной легкостью обращается ко мне Наталья. – На вашем сроке он может быть таким. Ваша плацента хорошо работает. В первом триместре низкий гемоглобин – плохо. Кушайте белковую и железосодержащую пищу. Препараты железа не спешите употреблять, они мешают всасываться в организм другим элементам.

Матушка всё любит объяснять на словах и на бумаге:

– Так, вот это крестец, это родовые пути, – рисует Наталья. – Рожать лучше вертикально, так задумано природой.

А сейчас мы выполним несколько упражнений на полу и на шаре.

Мы с Надей (ей рожать на 5 месяцев раньше, чем мне) легли на шары и катались по комнате, как пельмени в сковороде.

– А теперь можно  на шаре и попрыгать, – продолжает матушка.

Эндорфины зашкаливают. Доверие возрастает. «Фазан» где-то близко.

– Если Вы решаетесь на партнерские роды, то сейчас я вам покажу, как это лучше делать.

Подопытной беременной вызвалась быть я. Мне хотелось, чтобы меня погладили.

Матушка садит меня к себе на колени, обхватывает руками, заставляет обвить своими ногами её ноги:

– Вот видите, всё максимально естественно и удобно для роженицы.

Мне становилось весело, понятно и приятно. Меня обнимают и любят.

Однажды я попросила матушку посмотреть, как лежит мой ребёнок. Матушка гладит меня и моего пузожителя. Чувствую себя младенцем на приёме у педиатра. Видимо, ребёнку тоже нравится.

– Матушка, скажите, а он чувствует, когда вы гладите живот? – спрашивает Анна Сергеевна, глядя, как Наталья меня прощупывает:

- Он всё чувствует, он всё слышит.

Ему сейчас приятно,– говорю я.

– Здесь головка, вот спинка, а это ножки.

«Нас полюбили, нас погладили, нас обнаружили, нам объяснили», – понимаю я.

– А меня посмотрите? – вызвалась Елена.

Видимо, «им» тоже хотелось, что бы «их» погладили, полюбили, обнаружили…

Гляжусь в себя как в зеркало

– На что похож этот рисунок. Как вы думаете?– спрашивает матушка.

На экране изображено «нечто» волокнистое, розоватое, с подсветкой.

– Яйцеклетка? – спрашивает мужчина

– Погодите разбрасываться медицинскими терминами. Лучше скажите, на что похоже?

– Огонь, перья, водоросли, закат , – все перебирают варианты, как камушки в руке, и радуются собственной фантазии.

– Это конечная часть маточной трубы. В женском организме всё очень красиво. Он похож на целую вселенную.

«Действительно красиво», – восхитилась я и посмотрела на всех женщин в комнате, которых, видимо, восхитило то же, что и меня: в женщине живет вселенная.

– А теперь посмотрим, что же есть в наших мужчинах…

Таким живописным и авантажным оказалось начало занятий по МРП (Методу Распознавания Плодности), свидетельницей и участницей которых я стала, когда курсы по подготовке к родам закончились.

– Эффективность этого метода неоднократно была подтверждена ВОЗ, – объясняет матушка Наталья. – Этот метод помогает определять период плодности и наиболее благоприятное время для зачатия ребенка. Это хорошая возможность планировать зачатие в случае, когда имеются трудности с зачатием, или отложить зачатие без использования контрацептивов, а также определить  состояние репродуктивного здоровья женщины. При этом используются исключительно естественные методы наблюдения за собой.

– А  как вы решили помогать парам зачинать детей?

– Скажу сразу, что я не помогаю зачинать детей, – у Натальи мой вопрос вызвал смех. И я засмеялась вместе с ней.

– Я просто владею информацией, которую могу кому-то дать. Мы себя иногда не видим. Гляжусь в себя, как в зеркало – всё очень просто,–любимое для матушки объяснение этой методики.

– Мы все слишком много суетимся, спешим куда-то. Сделать остановку человек иногда не в силах. Но мы даже не представляем, какой в нас самих резерв заключен, мы даже не успеваем об этом подумать. И в принципе я только сейчас это понимаю, что нет состояния, нет патологии, которую нельзя исправить, решить. Любая болезнь решается, но мы иногда не знаем, как. Ну не попалась нам нужная информация, – обнадёживающе прозвучали матушкины слова.

Любую физиологическую проблему матушка советует решать изменением образа жизни, питанием, травами, руками (массажем), а потом, если не получается, лечиться синтетическими средствами.

– И иногда, – продолжает матушка, – чтобы человек остановился, необходимо эту информацию просто ему показать, чтобы он подумал : «А что во мне? », «А что я могу?». Я об этой методике знала давно, но ей не владела. Лично мне она не нужна. С одной стороны, для меня очевидно, что есть семьи и верующие, и неверующие, у которых появляется страх беременности, к которой они пока не готовы, а с другой стороны, есть много супружеских пар, которые не могут зачать ребёнка.

Чаще всего эти проблемы возникают из-за одной мелочи, а человек о ней просто не знает. Или просто он растрачивает свой жизненный ресурс в неплодные дни, а на плодные дни этого ресурса уже нет. Эту методику многие игнорируют, хотя она очень проста, помогает увидеть себя красивую изнутри, открыть сердце мужу и себе. Была у меня одна семейная пара, у которых долго не было детей. Когда в консультации они сказали, что зачали ребёнка с помощью МРП, им в лицо засмеялись.

Матушка начинает не с сухой теории. Она говорит, если бы начинала курсы со схем и карт, мужчины бы убежали с первого занятия.

– Вы даже не представляете, но самые интересные вопросы на курсах задают мужчины. Особенно, когда речь заходит о мужском здоровье.

Мужчины смеются.

Матушка показывает, как красиво всё устроено в человеческом организме, каждую фазу женского цикла сравнивает с порой года (на мультимедийном проекторе у Натальи всё в определенной цветовой гамме):

– Это женская весна – время гормона эстрогена, – на схеме всё красочно и понятно. – Он зелёного цвета. Советуют медики кушать всё зелёное. Женщине в этот период позволено быть взбалмошной, непостоянной: захотела – решила приготовить суп, захотела - передумала. Далее наступает женское лето – время овуляции.

«Время для созревания ягод», – пошутил кто-то из присутствующих.

– Женская осень – фаза гормона прогестерона. Женщина становится по-матерински степенной. Ее цвет – желтый. Далее следует зима – гормональная яма – и матка на какое-то время засыпает.

– Главное в этом деле, чтобы было терпение и время. Здесь нельзя торопиться. Бывают у меня и грустные истории... Пришла ко мне одна сорокалетняя женщина на курсы по МРП, у которой не было детей, побыла на первом занятии и давай меня торопить: «Матушка, расскажите, что мне дальше делать, мне быстрее надо». А я объясняю, что в её случае торопиться нельзя, самое главное постепенно получить необходимые знания, проследить за своим организмом, начать правильно питаться и т.д. Она не захотела терпеть и сказала: «Мне сорок лет, надо спешить». После первого занятия я поняла, что она не вернется.

Матушка насыщает свои лекции примерами из евангельского текста:

– Вы поймите, – говорит она парам, которые пока детей не имеют. – Деторождение не является главным смыслом христианской семьи…

Без этой лирики теория МРП никогда не будет усвоена:

– Даже при идеальной ситуации, – продолжает она, – когда организм женщины и мужчины готов к оплодотворению, шансы зачать ребёнка составляют 1 к 3. А почему? Промысел Божий. И не один врач никогда не узнает, почему происходит или не происходит зачатие.

– Есть версия, – однажды обратила внимание матушка, что путь Девы Марии после Благовещенья к Елизавете из Назарета в «город Иудин» составил столько дней, сколько нужно, чтобы ребёнок оказался в полости матки: – Представляете, когда Мария встретилась с Елизаветой, у неё в матке был маленький Христос.

К беременности матушка учит готовиться и духовно, и физически, чтобы матка женщины была готова принять новую жизнь. И между беременностями должно проходить какое-то определённое время:

– Не взобьётся подушка – не прикрепится эмбрион, – резюмирует Наталья.

«Между капельками» по протоколу

Нашу социальную реальность, в которой приходится рожать, воспитывать детей  и жить самому, матушка талантливо воспринимает с мудрым спокойствием. Но не без иронии:

– Когда в школе моим детям говорят заполнить бумагу, где они пошагово должны расписать, как планируют провести каникулы, я к этому всегда отношусь немного с юмором. Поэтому им говорю: «Напишите, что вы планируете провести лето на Канарах». Они недоумевают и спрашивают: «Как это?». Я им отвечаю: «Вы же планируете, а ваши планы могут поменяться».

– А всё же, – интересуюсь я своим «фазаном». – Как вести себя, когда приходишь к врачам, а они тебя не слышат и только выписывают таблетки, не успевая тебя понять и узнать. А как рожать, если у врачей поток рожениц,  и тебя даже «погладить» никто не хочет. Попросту, что делать, если предложенный мне «фазан» вдруг оказался не моим?

– Я всегда говорю: в нашей реальности жить нужно так, как будто идёшь в дождливую погоду без зонтика – между капельками, – отвечает матушка. Всё на веру не принимать, но и категорично не отказываться от того, что предлагают по протоколу. Я за сотрудничество. Всё равно, главное настроение исходит от Вас: как расположишь к себе врачей, так и дело пойдет. Вы поймите, что у врача времени на вас всего лишь каких-то десять минут. Ему тоже тяжело. Я иногда успеваю только выписать рецепты. Если человек приходит с жалобой, её нельзя игнорировать. Да и протокол не так уж плох, если все проблемы в нём фиксируются.

- Вот недавно я готовилась к конкурсу «Врач года». И  готовилась я к конкурсу за 3 дня. Как всегда, мне сказали в поликлинике в последний момент, что меня отправляют на конкурс, и поэтому нужно сделать портфолио. Мне всегда казалось, что на своей работе я умираю. А тут вдруг составляю портфолио, пересматриваю свою бумажную стопку и понимаю, что много делаю, понимаю, что я – живу. Не то, чтобы я умирала, а тут оживаю. Нет. Я просто живу: и семья, и работа – всё живёт. Хотя в будничной жизни иногда кажется, что я умираю. Но иногда из-за большой нагрузки не по протоколу не имеешь возможности поступать, не имеешь возможности общения с человеком, но это проблема всех докторов, наверное.

- Хотя протокол протоколом, а уметь разговаривать нужно. К тому же вы себя знаете лучше, чем врач, который вас первый раз видит. Да и пациенты разные бывают. Вызывают меня как-то на дом. А ехать нужно за город. Приезжаю – а у ребёнка банальный кашель. Спрашиваю: «А вы не могли бы прийти ко мне просто на приём?» На что мама заявляет: «Я вот вычитала, что сегодня магнитные колебания на солнце и что они могут вызвать кашель. Решила убедиться, так это или нет».

Недоумение

– Почему пациенты не хотят знать больше правды?

– Есть люди, которые банальный насморк лечат антибиотиками. Видимо, от искренней веры в химическую промышленность. Они воспринимают это как способ пойти по легкому пути.

Значит, жизнь «между капельками» не для всех. Да и одна схема, она не для всех. Хотя знать её не плохо бы, но не каждый охотник желает знать.  А Христос один. Радуга одна. И здесь я, пожалуй, остановлюсь, потому что изъезженное «каждому своё» – это к месту, это про нас. Каждому своё, но каждому дано не больше, чем дано Его Божественной Волей.

Моя правда постоянно близко. Я тоже хочу «за сотрудничество». А ещё пусть каждый, кто желает знать, где сидит его фазан, ищет того, кто умеет  на твоих глазах перебросить солнце через горизонт. Пожалуй,  это лучший выход из фрустрации.

Текст: Ольга АГАПОНОВА
Фото: Александр ПАСЕЧНИК

Фотографии: 
Как жить «между капельками»: своя правда матушки Натальи Железной
Как жить «между капельками»: своя правда матушки Натальи Железной
Как жить «между капельками»: своя правда матушки Натальи Железной
Как жить «между капельками»: своя правда матушки Натальи Железной
Как жить «между капельками»: своя правда матушки Натальи Железной
Как жить «между капельками»: своя правда матушки Натальи Железной
Как жить «между капельками»: своя правда матушки Натальи Железной
Как жить «между капельками»: своя правда матушки Натальи Железной
Как жить «между капельками»: своя правда матушки Натальи Железной
Разделы сайта:

Главное меню

Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Также вы можете добавить свой комментарий.
Article | by Dr. Radut