Памяти протоиерея Павла Коржича

Он был отцом для каждого из нас... 

Наша жизнь — это дорога. Мы движемся по ней в привычном ритме. И вдруг — остановка. И выходит из нашей жизни на ней дорогой сердцу человек. Привычный ритм нарушен, но с течением времени мы снова возвращаемся к нему и «едем» дальше. До новой остановки... А может, и до конечной.

Неделю назад на этой остановке «вышел» наш дорогой отец Павел. Вышел как-то настолько неожиданно, что принять это пока совсем не получается. Ум принимает, сердце — нет. Кажется, завтра мы, как всегда, придем на литургию и обязательно встретим его, нашего батюшку. И как же больно защемит в груди от осознания того, что этого не будет ни завтра, ни через неделю — никогда. Но нет, не стоит отчаиваться — отец Павел всегда ругал меня за предание этому смертному греху,— мы будем молиться и хранить в сердце своем теплые воспоминания об этом удивительном батюшке!

Он умел быть строгим и ласковым, умел поругать и пожурить, от чистого сердца простить обидчиков, умел молчать и возвысить свой голос в нужные моменты, умел поддержать и никогда никому не отказывал в помощи.

Отец Павел всегда говорил о насущном. Каждый раз перед исповедью твердил о вреде для души компьютеров и телевидения, о том, как мы любим все веселое и праздное, предпочитая отложить молитву или вовсе забываем о ней. Как в воскресный день мы устремляемся на рынок, обходя стороной храм. Он часто повторял, что покаяние и смиренная христианская жизнь — залог спасения души, и откладывать их на потом ни в коем случае нельзя, ведь мы не знаем, когда нас призовет к себе Господь! Со скорбью в сердце говорил о наших корыстных отношениях с Богом, когда мы, называя себя христианами, раз в год забегаем в храм, чтобы поставить свечку, и требуем за это у Господа всех благ!

Его проповеди, непременно написанные от руки, были удивительны. Одну из них мне даже посчастливилось в свое время перепечатать. Это — проповедь о Кресте, который мы по своему маловерию постоянно стремимся с себя сбросить. Отец Павел говорил, что каждому из нас он кажется несправедливо тяжелым. Мы не желаем терпеть скорби, болезни, несправедливости. И сейчас, оглядываясь назад, понимаю — он сам был для нас в этом примером. Сколькие болезни терзали его тело и душу, но он всегда с улыбкой отшучивался на вопрос о здоровье. В скольких спорных ситуациях ему доводилось бывать, но его мудрость никогда не позволяла ему однозначно назначать виновных.

Батюшка учил нас смирению и сам смирялся до земли, учил терпению, своим примером показывая, как нужно терпеть...

Я очень любила его службы. Они были неспешными, часто — с долгими паузами (ведь по состоянию здоровья они давались отцу Павлу нелегко). Но я слышала каждое его слово, произносимое четко и громогласно. Да, нестерпимо гудели ноги и ныла больная спина. И слыша недовольные «охи» со стороны по поводу слишком уж затянувшейся литургии, я и сама в душе начинала роптать. А потом, подняв глаза и встретив батюшкину искреннюю, светлую улыбку, упрекала себя за это нетерпение! Ему было тяжелее и больнее, но он всегда, особенно после чудной Пасхальной службы, выходил уставший, но неизменно с этой неподдельной, по-детски доброй улыбкой и говорил «спасибо» всем, кто достоял.

Отец Павел никогда не позволял себе служить тихо, быстро и невнятно. Даже при пустом храме (мне вспоминается, когда первый раз служился воскресный акафист, кроме певчих, работниц храма и нас с дочерью, никого не было). Отец Павел вышел из Алтаря, посмотрел на нас с улыбкой и со словами: «Ну что ж, будем служить!» запел так громогласно, что по коже побежали мурашки!). И так было всегда, даже когда ему было совсем плохо. Даже на своей последней литургии в день своего рождения 5 августа. Тогда он даже не смог довести ее до конца, но, переоблачаясь прямо в алтаре, все равно улыбался. А я почему-то не могла тогда оторвать от него глаз, быть может, сердце чувствовало скорую разлуку и силилось «занести» в память родные черты?!

Он был не просто батюшкой, он был отцом для каждого из нас. А для меня — частью семьи. Отец Павел крестил моего тогда еще будущего мужа и среднюю доченьку, то ли в шутку, то ли всерьез призывал «поскорее подрастать» старшую с обещанием взять ее в храм на работу. Мои дети росли на его глазах и под его отеческим крылом. Он дарил им подарки на Рождество, угощал освященными яйцами на Пасху, дарил иконы и маленьких ангелочков. И молился. Когда болели дети, когда житейские проблемы переполняли чашу терпения, я непременно просила батюшку о помощи. И знала — для него это не просто просьба, о которой в суете мирских дел можно и позабыть. Я чувствовала его молитву! Уверена — не я одна! Его потрепанный помянник, исписанный мелким почерком, не вмещал имен тех, за кого он молился...

Отец Павел часто уходил — подлечиться дома или в больнице. Но он всегда возвращался. И мы все знали — он непременно вернется, по-другому даже не думалось. Приходили и уходили молодые священники, отец Павел оставался. Он не был настоятелем в сухом официальном смысле этого слова, он был отцом всем вместе и каждому прихожанину в отдельности. Он жил Господом, жил своим храмом, был частью жизни всех нас! И как же тяжело произносить это беспощадное «был»! Как же не хочется верить, что отец Павел БЫЛ! Нет, он БЫЛ, ЕСТЬ и БУДЕТ в наших сердцах, в нашей памяти, в наших молитвах!

Земную жизнь светлого батюшки продолжила жизнь вечная, каким-то удивительным образом обрамленная чередой церковных праздников! Отец Павел родился в день памяти Почаевской иконы Божией Матери, отошел ко Господу в день Рождества Святителя Николая Чудотворца (в храме которого он прослужил 25 лет), 9 дней его кончины приходятся на праздник Преображения Господня, а 40 дней — на праздник воспоминания Чуда Архистратига Михаила! Воистину, чудо!

Будем же мы молиться усердно об упокоении души новопреставленного протоиерея Павла, чтобы даровал ему Господь райское блаженство и вечную радость! Как батюшка молился за нас, так сейчас наш святой долг — молиться за его душу! Отбросив все суетные хлопоты, отложив очередную серию бесполезного фильма или поход по магазинам, пожертвовать хоть чем-нибудь ради любимого батюшки! Отбросив уныние, печаль и маловерие — молиться! Чтобы потом Господь сподобил его молиться за нас у Своего Престола!

Нам будет очень не хватать вас, наш чистый, светлый, мудрый, добрый, родной отец Павел! Нам будет не хватать ваших советов и теплых слов, вашей искренней доброй улыбки, вашего благословения! Но ведь мы обязательно встретимся с вами!

Вечная память, Вечная слава, Вечный покой новопреставленному протоиерею Павлу! Упокой, Господи, душу усопшего раба Твоего!

Раба Божия Татьяна

Фотографии: 
Памяти протоиерея Павла Коржича
Разделы сайта:

Главное меню

Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Также вы можете добавить свой комментарий.
Article | by Dr. Radut