Открытие и начало работы Поместного Собора 1917 года

В 1917 году свершилось важное событие в жизни Русской Православной Церкви, которое ждали уже несколько столетий. Стало возможным открытие Поместного Собора. Он должен был решить многие жизненно важные проблемы и вопросы, накопившиеся за множество лет.

Проведение Поместного Собора требовало четкой организации и многочисленных финансовых затрат. Все расходы по проведению Собора были покрыты Синодом полностью из сумм казны. Временное Правительство выдало на организацию собора лишь скромную сумму в один миллион рублей в том же порядке, как оно выдавало пособия и на другие съезды, например, на съезд учителей [1].

15 августа 1917 года в день празднования Успения Божией Матери был торжественно открыт Всероссийский Поместный Собор. Все это проходило в древнейшей святыне Кремля Успенском соборе.  Митрополит Вениамин (Федченков) вспоминал об этих событиях так: «Я стоял на левом клиросе среди других духовных. Рядом с нами было царское место – красивый резной золоченый балдахин. А в другой стороне, около правого клироса, было патриаршее место, более простое, даже архитектурно-аскетическое, старинное, древнее. И оно было пустым 217 лет. И все же стояло, дожидаясь своего времени» [2].

Праздник смогли посетить все желающие. Такое многочисленное собрание народа в Кремле Москва не видела уже давно. «Лес хоругвей… К входу не пробиться. В соборе все архиереи заняли места на особом возвышении. Из членов правительства присутствовали: Премьер-Министр Керенский, Министр Внутренних дел Авксентьев, Министр Исповеданий Карташев и Товарищ Министра Исповеданий Котляревский. Член Синода митрополит Владимир с амвона огласил грамоту Святейшего Синода об открытии Всероссийского Церковного Собора и предложил членам Собора произнести Символ Веры» [3].

Люди по-настоящему чувствовали искреннюю радость в душе. «День открытия Собора оставил сильное и хорошее впечатление. Чувствовался большой подъем. Члены Собора и верующий народ молились горячо, с чувством ответственности перед Богом и Церковью», [4] – делился своими впечатлениями митрополит Евлогий (Георгиевский).

Участниками Поместного Собора могли быть  представители со всей России из разных сословий, и большей частью выбранные народом.

На Соборе присутствовали и представители от единоверной старообрядческой общины. «Бросался в глаза также один епископ, одетый иначе чем остальные. На нем была ряса однобортная с небольшой пелериной, обшитой красным кантом, и небольшой круглый клобук, обшитый по борту красным. Это был епископ единоверческой церкви, то есть части старообрядцев, приемлющих священство, присоединившихся во второй половине ХIХ столетия к господствующей Православной церкви с сохранением древних обрядов» [5].

На следующий день после открытия в Храме Христа Спасителя произнес приветственное слово митрополит Тихон от лица Московской кафедры: «Москва издавна была носительницей и выразительницей церковных верований и религиозных упований. Не видя у себя свыше двухсот лет Церковного Собора, она не могла не скорбеть. И мы уповаем, что с созывом Церковного Собора обновится вся жизнь нашей Церкви, Собор вызовет прилив народной веры и религиозных чаяний» [6].

Непосредственно к Соборным делам приступили только на третий день. Для проведения заседаний был выделен Епархиальный дом в Лиховом переулке. «Там был огромный зал, примыкавший к амвону; алтарь отделялся от зала подвижной перегородкой. На солее, спиной к иконостасу, были расставлены кресла для архиереев; впереди их, посредине, – столы, покрытые зеленым сукном, – для президиума; к ним лицом, амфитеатром, разместились члены Собора» [7].

Необходимо было избрать председателя Собора. Большинством голосов председателем был избран митрополит Тихон. «Предпочтение, которое собрание оказало митрополиту Тихону, можно отчасти объяснить тем, что он был хозяином Московской епархии и по характеру был живее и энергичнее робкого и застенчивого митрополита Киевского Владимира» [8].

Участников Собора более всего интересовал вопрос: кто станет управлять Церковью синод или патриарх. «Были горячие поборники и противники восстановления патриаршества среди иерархов, священников и мирян»,  –  вспоминал князь Г.Н.Трубецкой, – «но я не помню, чтобы хоть один противник нашелся среди членов Собора из крестьян» [9].

Так, один из противников восстановления патриаршества торговый приказчик В. Г. Рубцов высказывался: «Мы не должны забывать отдаленных времен, когда не было патриарха. Тогда Русская Церковь возглавлялась митрополитами. Они соревновались друг другу и держали свою паству на высоте христианского влияния. Перейдем к эпохе патриаршества. Он получает власти немного, но взял власть у народа и крепко держал ее, стал злоупотреблять властью и расколол русский народ. Эта язва гноится еще и в настоящее время» [10].

Но что побуждало  членов Собора отстаивать управление Церковью патриархом? Архиепископ Вениамин (Федченков) писал: «В Патриархе мы предчувствовали организующий творческий принцип власти, без него слабость, или еще хуже, борьба анархий. Мы, как разумные пчелы, искали матку, чтобы спокойно делать каждому свое дело. Притом Патриарх мыслился нами не учителем, а непременно отцом, заботливо носящим нас в сердце своем» [11].

Профессор С. Н. Булгаков говорил, что «лишь у немногих было определенное мнение по вопросу о патриаршестве, а иные и сами не ожидали, что они станут вскоре горячими поборниками его восстановления. Бесспорно, нечто совершилось здесь, в самой атмосфере соборной: произошло новое духовное рождение, в недрах соборности церковной родилось патриаршество» [12]. Сторонники за восстановление патриаршества взяли верх над противниками. Затем приступили к обсуждению полномочий будущего главы Церкви.

К концу октября определились три  кандидата на первосвятительское место. «Наибольшее число голосов получил архиепископ Антоний; избрание его в Патриархи было бы лишь реализацией воли большинства – так владыка Антоний на это и смотрел. Архиепископ Арсений, второй по числу голосов, возможности стать Патриархом ужасался и только и молил Бога, чтобы «чаша сия» миновала его. Митрополит Тихон возлагал все на волю Божию...» [13], – подметил митрополит Евлогий (Георгиевский).

Ответственная миссия в деле избрания патриарха была возложена на схимонаха Троице-Сергиевой Лавры Алексия. «Вокруг его личности был какой-то ореол святости, который ощущался всеми присутствующими, вызывал невольно по отношению к нему во всех, от мала до велика, чувство глубокого уважения» [14].

Особая атмосфера ощущалась в здании Успенского собора. Это был самый ответственный и волнующий момент: «Схимонах Алексий вынул из ковчега, стоявшего всю ночь перед тем у иконы Владимирской Божьей Матери, билет с именем Митрополита Московского Тихона. – «Божий избранник» – пронеслось тогда в храме. И народ с самого начала именно так отнесся к Святителю, увидев в нем Отца, которого можно и должно было любить» [15].

 Промыслом Божиим Собор избрал достойнейшего святителя, митрополита Тихона (Белавина), которому вверялось пасти и окормлять всю паству Русской Православной Церкви.

Митрополит Тихон в приветственном слове произнес пророческие слова, отражавшие подлинное положение Церкви в тот момент и в последующие года существования: «Ваша весть об избрании меня в патриархи является для меня тем свитком, на котором было написано: Плач, и стон, и горе, и каковой свиток должен был съесть пророк Иезекииль (Иез. 2,10; 3,1). Сколько и мне придется глотать слез и испускать стонов в предстоящем мне патриаршем служении, и особенно в настоящую тяжелую годину!» [16]

Интронизация патриарха состоялась 21 ноября в день празднования Введения во храм Пресвятой Богородицы в Успенском соборе Кремля. Для того чтобы совершить богослужение в этом храме, Поместный Собор обратился с просьбой к представителям власти разрешить проведения столь великого торжества. Чудом Божиим просьба была удовлетворена, хотя в другие дни Кремль был закрыт из-за неспокойной революционной обстановки в Москве.

Возглавили Божественную Литургию старейшие архипастыри. Для интронизации  был составлен особый чин, по которому происходило поставление в патриарха. «Облачали Патриарха среди храма. Поверх подрясника надели «параман» – наплечник в виде креста. При пении «Святый Боже» Патриарха ведут к «горнему месту», где стоит патриарший трон. Архиереи усаживают Патриарха с возгласом «Аксиос!», Патриарх встает, они вновь его усаживают и возглашают «Аксиос!» – и так до трех раз. Потом Литургия следует по обычному архиерейскому чину» [17].

После последовали поздравления патриарху от членов Собора. Митрополит Киевский Владимир, обращаясь к патриарху, сказал: «Великий и святой день! Великой радостью радуются сегодня Твои пасомые. Как дети преисполняются радостью, увидев отца после долговременной разлуки с ним, так и Церковь Российская преисполнена ныне высокой радости, узрев своего Отца-Патриарха после того, как более двухсот лет не имела его» [18].

Инспектор Казанской Духовной Академии архимандрит Гурий (Стапанов) от лица школы обратился со следующими словами: «Академия радуется, что с восстановлением патриаршества русский церковный строй вновь получил свою иерархическую полноту и каноническое совершенство, и уповает, что это совершенство привлечет милость Божию на чад Русской Церкви, возродит союз Русской Поместной Церкви со всеми Восточными Православными Церквами» [19].

От мирян выступил крестьянин А. И. Юдин: «Мы радуемся от избытка чувств, что Церковь может опереться на законно избранную власть. Теперь Церковь наша обеспечена. Наши жены, деды и бабушки будет радоваться: слава Богу, мы нашли теперь своего Отца, молитвенника и защитника. Все взоры наши будут обращены к Вам. Помоги нам, просвети нас, заблудших овец» [20].

После интронизации, согласно давней традиции, патриарх должен был торжественно объехать Кремль и благословить народ. «Во всем величии роскошного убранства, благословляя православный народ и солдат, охраняющих от народа Кремль, патриарх направился на Красную площадь. Радостные москвичи крестятся, опускаются на колени, приветствуя своего Батюшку. Даже охрана Кремля, еще минуту назад гордая своим атеизмом, гасит папироски и скидывает шапки» [21]. Произошла явная перемена в сердцах людей. Они, наконец, дождались своего святителя. Казалось на первый взгляд, равнодушные к церковным делам революционеры и те проявили уважение к избранному патриарху.

После этого  Собор приступил к вопросу организации Патриаршего управления. Для канонических и богослужебных, т.е. чисто церковных, дел был создан Патриарший Священный Синод. Для церковно-административных дел – Высший Церковный Совет. Председательствовать тут и там должен был Патриарх [22].

Для того, чтобы работа Собора была более плодотворной и постановления, которые касались обновления церковной жизни, стали известны многим, нужно было создать связь с народом. Вопрос об осведомлении православного народа о работе Собора был поставлен с первых дней. Решение вопроса последовало только 11 октября 1917 года. Издательскому Совету при Святейшем Синоде было поручено организовать широкое осведомление народа. Газета «Церковно-Общественный Вестник», журнал «Церковные Ведомости», листки и брошюры рассказывали о деятельности Поместного Собора.

Грозные события охватили страну тогда, когда в Русской Православной Церкви активно проходили заседания Поместного Собора. Некоторые члены его соприкоснулись с революционными событиями очень близко. Подверглась угрозе жизнь будущего патриарха. «29 октября митрополит Тихон чуть не был убит: снаряд разорвался неподалеку от его экипажа... До храма Христа Спасителя, где митрополит Тихон должен был служить, он так и не доехал.» [23]. Накаленные октябрьской революцией страсти бушевали с такой силой, что равнодушно на все это смотреть было нельзя. Поместный Собор, пытаясь хоть как-то воздействовать на здравый человеческий разум, 11 ноября издает особое послание. Степан Григорьевич Рункевич говорит, что это послание призывало народ к покаянию о совершенных делах. «Собором установлено было молебное пение о спасении Державы Российской и особое покаянное моление» [24].

Все сферы людской жизни подверглись влиянию революционных событий. Как это не выглядит парадоксально, но Церковь жила другим и благодаря Соборному разуму восстанавливала свои силы. Васильчиков И.С.  вспоминал: «Вокруг все рушилось, рвались все старые скрепы, как государственной, так и общественной и даже семейной жизни и вот тут, на Церковном Соборе, мы творим великое историческое дело, мы закладываем фундамент нового морального и религиозного возрождения России и, восстанавливая Патриаршество, создаем тот центр, вокруг которого это возрождение произойдет» [25].

Таким образом, открытие Всероссийского Поместного Собора явилось знаковым событием для всей Русской Православной Церкви. Он смог объединить и сплотить разноликих людей по своим взглядам, мнениям и даже традициям. Благодаря Собору Русская Православная Церковь вновь получила свою иерархическую полноту и каноническое совершенство. Обрела твердую власть во главе с патриархом, ушла от опеки государства, получила ту свободу, к которой давно уже стремилась.

После октябрьских событий для Русской Православной Церкви наступили трудные времена. Они имели последствия в работе последующих двух сессий Поместного Собора. В связи с этим не все подготовленные проекты Собор успел рассмотреть, и не все принятые на нем решения удалось воплотить в жизнь Церкви. Между Церковью и государством образовалась огромная пропасть, преодолеть которую многие годы было практически невозможно.

Иерей Игорь КОЛОСОВСКИЙ

Примечания

1. Карташев А. В. Временное правительство и Русская Церковь // Из истории христианской Церкви на Родине и за рубежом в ХХ столетии. – М.: Крутицкое патриаршее подворье, 1995. – (Материалы по истории Церкви) – Кн. 5.

2,11. Вениамин (Федченков), митрополит. На рубеже двух эпох. — М.: Отчий дом, 1994.

3,4,5,7,8,13,17,22,23. Путь моей жизни. Воспоминания митрополита Евлогия (Георгиевского), изложенные по рассказам Т. Манухиной. — М., 1994. 

6,10,16,21. Вострышев. М.И. Патриарх Тихон.– 3-е изд., доп. – М.: Мол. гвардия, 2004. – (Жизнь замечат. людей: Сер. биогр.; Вып. 877).

9,15. Князь Трубецкой Г.Н. Памяти Святейшего патриарха Тихона. // Путь. – 1925. – №1 (сентябрь).

12,18,19,20. Акты Святейшего Тихона, Патриарха Московского и всея России, позднейшие документы и переписка о каноническом преемстве высшей церковной власти. 1917-1943 гг. / Сост. М. Е. Губонин. – М.: Изд. Православного Свято-Тихоновского Богословского института, 1994.

14,25. Васильчиков И.С. То, что мне вспомнилось… / Подгот. Текста и предисл., послесл. и коммент. Г.И.Васильчикова. – М.: Олма-пресс, 2002. – (Эпохи и судьбы).

24. Рункевич С.Г. Священный Собор Православной Российской Церкви в Москве 1917-1918 годов // ЖМП. – 1993.– №19.

Фотографии: 
Открытие и начало работы Поместного Собора 1917 года
Разделы сайта:

Главное меню

Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Также вы можете добавить свой комментарий.
Article | by Dr. Radut